Коротко


Подробно

Другой среди других

Рисунок: АНДРЕЙ ШЕЛЮТТО

2 июня Народно-демократический союз (НДС) выдвинет в президенты своего лидера Михаила Касьянова. Но его надежды стать на выборах-2008 единым оппозиционным кандидатом вряд ли сбудутся. Более того, сам процесс выбора такого кандидата грозит обернуться новым расколом в рядах антипутинской оппозиции, объединившейся в рамках коалиции "Другая Россия".

Экс-премьер Михаил Касьянов стал первым из российских политиков, кто еще в сентябре 2005 года заявил о намерении баллотироваться в президенты. Позднее созданный им Народно-демократический союз вошел в оппозиционную коалицию "Другая Россия". Эта незарегистрированная организация, провозгласившая своей главной целью выдвижение единого оппозиционного кандидата на президентских выборах 2008 года, возникла после проведения в июле 2006-го одноименного форума оппозиционных сил. Помимо НДС в политическое совещание "Другой России" вошли Объединенный гражданский фронт (ОГФ) Гарри Каспарова, Республиканская партия Владимира Рыжкова (ликвидированная недавно по решению Верховного суда) и ныне запрещенная партия Эдуарда Лимонова.

Первоначально оппозиционеры планировали, что претендентов на президентский пост выдвинут все входящие в "Другую Россию" организации, а потом некое собрание "уважаемых людей из регионов" проведет по ним голосование и к лету 2007-го назовет единого оппозиционного кандидата. Однако весной этого года в рядах коалиции обнаружились серьезные разногласия.

Расхождение позиций лидеров "Другой России", наметившееся после череды "Маршей несогласных", позволило стать заметной фигурой прежде мало кому известному Сергею Гуляеву, бывшему депутату петербургского парламента (на фото — держит рупор Михаилу Касьянову, на фото ниже — Гарри Каспарову, на фото внизу — самому себе)

Расхождение позиций лидеров "Другой России", наметившееся после череды "Маршей несогласных", позволило стать заметной фигурой прежде мало кому известному Сергею Гуляеву, бывшему депутату петербургского парламента (на фото — держит рупор Михаилу Касьянову, на фото ниже — Гарри Каспарову, на фото внизу — самому себе)

Фото: МИХАИЛ РАЗУВАЕВ

Впервые они проявились на апрельской конференции ОГФ, в которой принимали участие многие видные другороссы. На ней Гарри Каспаров неожиданно объявил, что к июльской конференции "Другой России" у коалиции "точно будет больше одного кандидата", а само выдвижение консолидированной кандидатуры состоится только к концу года. Одновременно стало известно, что каспаровцы ведут переговоры о выдвижении в президенты с Виктором Геращенко и бывшим депутатом петербургского парламента Сергеем Гуляевым. По информации "Власти", которую подтвердили сразу несколько членов "Другой России", Каспаров и его соратники занялись поиском альтернативных кандидатур после того, как Касьянов отказался в обмен на выдвижение его единым кандидатом отдать лидеру ОГФ пост главы своего предвыборного штаба. Эта должность подразумевает контроль над всеми финансовыми потоками предвыборной кампании, и обычно на нее назначают особо близких к кандидату людей.

Однако заявление бывшего главы Центробанка, председателя совета директоров ЮКОСа Виктора Геращенко, объявившего 15 мая о готовности стать единым оппозиционным кандидатом (о том, что подвигло его к этому решению, см. интервью на стр. ??), стало неожиданностью как для касьяновцев, так и для каспаровцев. Последние дали понять "Власти", что бывший банкир не согласовывал с ними этот шаг, который по их замыслам должен был быть сделан несколько позже. Преждевременное же выдвижение Геращенко, по информации "Власти", спровоцировал входящий в "Другую Россию" политолог Станислав Белковский — именно на организованном им круглом столе и объявил о своем решении глава совета директоров ЮКОСа. При этом в кругах оппозиционеров даже появилась версия о том, что Белковский, который ранее был близок к главе "Роснефти" Сергею Богданчикову, действует по заказу Кремля, внося раздор в ряды другороссов. Хотя более реальным представляется другой вариант: политолог просто ведет собственную игру, придумав помимо "проекта Геращенко" еще и проект с выдвижением в кандидаты мало кому известного в России Сергея Гуляева.

Фото: МИХАИЛ РАЗУВАЕВ

Впрочем, судя по нынешним событиям в "Другой России", до выдвижения единого кандидата дело у оппозиционеров может и не дойти. Ведь уже сейчас у них возникли ожесточенные споры по таким, казалось бы, несущественным вопросам, как, например, технология определения единого кандидата. Если Каспаров считает, что для этого необходимо провести первичные выборы по образцу американских праймериз, то Касьянов уверен, что кандидаты вполне могут договориться и сами. Кроме того, лидер НДС полагает, что на звание единого кандидата могут претендовать лишь члены политического совещания "Другой России", куда входят только главы общественных организаций (а, к примеру, у того же Геращенко никакой организации нет). А в ОГФ, напротив, подчеркивают, что регламентирующего это утверждение документа у "Другой России" нет.

И это не единственные разногласия внутри оппозиционной коалиции — принципиально расходятся лидеры "Другой России" и по срокам выдвижения кандидатов, и по их количеству. На прошлой неделе дело даже дошло до публичной перепалки. Каспаров на пресс-конференции в Москве заявил, что летом "Другой Россией" будут "выдвинуты два или три кандидата" в президенты, а кто из них станет единым — "вопрос ранней осени". Касьянов же в ответном заявлении для информагентств подчеркнул, что от коалиции будет выдвинут лишь один кандидат и это необходимо сделать "чем раньше, тем лучше".

Фото: МИХАИЛ РАЗУВАЕВ

При этом в окружении лидера ОГФ все чаще поговаривают, что выдвижение единого кандидата вообще нецелесообразно, ведь если он не будет зарегистрирован Центризбиркомом, оппозиция останется без кандидата. Соратники экс-премьера с этим категорически не согласны. "В данном вопросе нужна логика",— заметил в разговоре с "Властью" ближайший соратник лидера НДС Константин Мерзликин, подчеркнувший, что "первоначальная политическая цель "Другой России" — смена нынешнего курса, что, по-нашему убеждению, прямо предполагает выдвижение единого кандидата в президенты".

Кстати, во взглядах на методы борьбы с правящим режимом единства у другороссов тоже нет. Так, ОГФ придает огромное значение уличным акциям протеста, а Гарри Каспаров старается принимать участие во всех "Маршах несогласных", невзирая на аресты и административные штрафы. Касьянов, напротив, в последнее время откровенно дистанцируется от маршей, убеждая коллег по "Другой России" проводить их пореже и перейти к сугубо политической деятельности (например, по принятию программы для единого оппозиционного кандидата). При этом публично другороссы этих разногласий не признают, называя любые противоречия "нормальной дискуссией о способах и методах политической борьбы". "Единомыслие у нас только на российском телевидении",— заметила "Власти" по этому поводу советник лидера ОГФ Марина Литвинович.

Однако новейшая история России доказывает, что именно процедурные вопросы зачастую становятся непреодолимым препятствием на пути объединения оппозиции. Так, созданный после федеральных выборов 2003-2004 годов "Комитет-2008" под неформальным председательством Гарри Каспарова, в который входили практически все видные демократы России, ставил сходные с "Другой Россией" задачи по объединению оппозиции. Но после того как входившие в него СПС и "Яблоко" так и не смогли договориться о том, на базе какой партии должна создаваться коалиция, тихо умер и сам "Комитет-2008".

Если же на выдвижении единого кандидата будет поставлен крест, то вполне вероятно, что такая же участь постигнет и "Другую Россию". Печальная развязка может наступить уже в июле, когда должен пройти второй форум другороссов. Его основным вопросом пока считается обсуждение программы, но видные члены коалиции уже сейчас дают понять, что главной темой станет именно выдвижение единого кандидата. И если таких единых окажется больше одного, то и само существование "Другой России" как центра принятия оппозицией консолидированных решений фактически станет бессмысленным.

Впрочем, даже маловероятное выдвижение другороссами единого кандидата вовсе не означает, что в бюллетенях на президентских выборах не окажется других оппозиционеров. Во-первых, к "Другой России" упорно отказывается присоединиться КПРФ, без которой говорить о единстве антипутинской оппозиции явно не приходится. А во-вторых, в процессе отбора единого кандидата пока никак не задействованы старые демократы в лице СПС и "Яблока", которые так или иначе намерены поучаствовать в президентских выборах, но пока категорически не приемлют "Другую Россию".

Правда, по сведениям "Власти", лидер "Яблока" Григорий Явлинский в последнее время вел переговоры с Михаилом Касьяновым о возможной поддержке его кандидатуры. Но на прошлой неделе Явлинский прямо заявил, что "Геращенко и Касьянов не наши кандидаты", а выдвижение экс-банкира и вовсе назвал шуткой. И надеяться на то, что ближе к выборам эта позиция изменится, пока нет никаких оснований.

МАРИЯ-ЛУИЗА ТИРМАСТЭ


Былые споры

Ожидать единения оппозиционеров трудно еще и потому, что в прошлом многие из них были в оппохиции друг к другу. Как например, Михаил Касьянов и Виктор Геращенко.


Виктор Геращенко, в 1998-2002 годах глава ЦБ России:

"Даже в угоду поддержки национального производителя ЦБ не намерен допускать искусственного обесценения рубля".

Выступление на Международном банковском конгрессе "Банки - вызов нового тысячелетия", 9 июня 2000 года

Михаил Касьянов, в 2000-2004 годах премьер-министр России:

"Нет никаких разногласий по рублю, у нас есть сегодня отработка экономической политики... Идет речь об изменившейся экономической ситуации и уточнении тех параметров политики кредитно-денежной, которую необходимо проводить на вторую половину текущего года, для того чтобы те положительные тенденции, которые сегодня есть, как бы не захлебнулись в необоснованном укреплении рубля или слишком высокой инфляции".

Выступление на Санкт-Петербургском экономическом форуме, 14 июня 2000 года

Виктор Геращенко:

"То, что говорится со стороны представителей правительства по поводу банковских реформ,— желание залезть в чужой огород. Так же как и все эти идеи, которые возникают в связи и с обсуждением Закона о ЦБ,— мол, поскольку росзагранбанки федеральная собственность, то нужно взять и передать их правительству. И сделать у нас дырку в балансе".

Интервью газете "Коммерсантъ", 7 марта 2001 года

Михаил Касьянов:

"Что касается изменения закона о ЦБ... В большей степени, я бы сказал, дискуссия развернулась в связи с тем, что поправки, внесенные президентом, имеют своей целью убрать основания для критики в адрес ЦБ о чрезмерности его хозяйственных расходов. Вы знаете, что в прессе много пишут, что там большие зарплаты, какие-то дорогие здания строятся и т. д. Общество, правительство, парламент и, естественно, президент - все должны знать, что решения принимаются понятным, прозрачным способом и расходы ЦБ обоснованы".

Интервью газете "Коммерсантъ", 27 марта 2001 года

Михаил Касьянов:

"Есть ряд мер валютного контроля, которые давно устарели, являются явным препятствием для ведения нормального бизнеса, ставят его в неравноправное положение с зарубежными конкурентами, — эти нормы должны подлежать скорейшей отмене".

Выступление на XII съезде РСПП, 21 июня 2001 года

Виктор Геращенко:

"Мы, конечно, выступаем за либерализацию валютного рынка и за ослабление валютного контроля, но мы призываем вас этот закон сейчас не принимать. Быстрота нужна при ловле блох, и такой серьезный вопрос решать в кавалерийском стиле вряд ли правильно".

Выступление в Госдуме на обсуждении закона о снижении нормы обязательной продажи валютной выручки, 13 июля 2001 года

Тэги:

Обсудить: (0)

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение