Коротко


Подробно

Пока все в Думе

Председать Госсовета Татарстана Фарид Мухаметшин о политических итогах 2016 года

Главным политическим событием 2016 года стали выборы в Госдуму России, на которых вновь победила «Единая Россия». Председатель Госсовета Татарстана и лидер региональных единороссов Фарид Мухаметшин рассказывает об итогах избирательной кампании, партийной реформе, а также о том, нужен ли России закон о единой нации и будет ли Татарстан подписывать новый договор с Москвой.


— Татарстану удалось провести в нижнюю палату российского парламента пятнадцать депутатов. Как вы оцениваете итоги выборов и позиции республики в новом созыве?

— Выборы депутатов Государственной думы ФС РФ, которые состоялись в сентябре, — безусловно, главное политическое событие уходящего года. В Республике Татарстан мы завершили большой избирательный цикл, когда избирали депутатов Государственного совета республики, депутатов представительных органов местного самоуправления, президента Татарстана.

Спустя 15 лет выборы в Госдуму вновь проходили по смешанной системе. Это значит, что в каждом округе избиратели теперь вновь имеют своих депутатов, представляющих их интересы в Федеральном собрании.

Татарстанцы традиционно продемонстрировали высокую активность — явка составила 78,79%. Столь высокий уровень активности (всего проголосовало более 2,28 млн татарстанцев) не удивителен. Этому способствовало много факторов. Главное, люди видят, что решаются насущные проблемы, строятся новые школы, детские сады, дороги, больницы, фельдшерско-акушерские пункты. В каждом населенном пункте происходят какие-то преобразования в лучшую сторону.

Несмотря на жесткую конкуренцию (в избирательной кампании принимали участие 14 политических партий, 42 кандидата боролись по одномандатным округам), убедительную победу одержала партия «Единая Россия». За команду Татарстана во главе с Рустамом Миннихановым было отдано 85,27% голосов избирателей. Кроме того, от 64 до 86% голосов набрали кандидаты-одномандатники от «Единой России» в своих округах.

Кандидаты провели сотни встреч с избирателями, состоялся прямой диалог с жителями республики. Со стороны татарстанцев звучала и критика, и конструктивные предложения. Все эти наказы сейчас находятся в работе избранных депутатов.

Прошедшие в Татарстане выборы были открытыми и прозрачными. Никогда в Татарстане не было такого количества наблюдателей — 12,5 тысяч представителей всех партий и 17 международных. Все они дали высокую оценку активности избирателей и чистоте проведенной в Татарстане избирательной кампании.

Общее количество представителей Татарстана в российском парламенте не изменилось. Но если в Думе шестого созыва было 13 депутатов-единороссов и два от КПРФ, то в новой Думе все 15 депутатов от Татарстана — единороссы.

Считаю, наше представительство в Государственной думе солидное. Это мощная команда единомышленников, способная продвигать идеи Татарстана на федеральном уровне.

— Новая Государственная дума по-прежнему четырехпартийная, несмотря на то, что в последние годы появилось более 60 новых партий. На ваш взгляд, партийная реформа не удалась? Почему?

— Почему не удалась? Сам факт, что в Татарстане увеличилось число представленных партий, уже говорит об эффективности проведенной реформы.

Другое дело, что не все они достаточно политически активны. Есть и такие, что существуют только на бумаге. То, что из 14 партий, внесенных в избирательный бюллетень на сентябрьских выборах в Государственную думу ФС РФ, значимое количество голосов избирателей получили только парламентские партии, выбор избирателя. Татарстанцы выбрали тех, кому доверяют.

Борьба за голоса избирателей — дело непростое. Какие могут быть претензии, если даже не все партии участвовали в дебатах, часть из них уклонилась от прямой дискуссии.

Недостаточно создать партию, собрав единомышленников и написав программу. Нужна политическая воля и политическая активность, повседневная работа с избирателями.

Наиболее эффективной формой, как мне кажется, становится предварительное партийное голосование (праймериз). «Единая Россия» апробировала эту форму уже дважды. Результаты превзошли все ожидания. Праймериз дал нам не только список претендентов на мандаты, но и хороший задел для дальнейшего лидерства, прямого диалога с избирателями. В рамках праймериз в этом году состоялись 63 встречи с участием свыше 19 тысяч человек. Сами кандидаты провели еще около пятисот встреч.

Считаю, формой праймериз должны воспользоваться все непарламентские партии. Это была бы конкретная политическая работа, взаимодействие с избирателями. Тогда и результаты выборов могут быть иными.

— А как обстоит взаимодействие в регионе с малыми непарламентскими партиями? В свое время вы говорили, что при Госсовете может появиться совет непарламентских партий. Но эта идея осталась нереализованной. Почему?

— На сегодняшний день в Татарстане зарегистрировано 67 региональных отделений политических партий. Только две из них — «Единая Россия» и КПРФ — имеют свои фракции в парламенте. В соответствии с федеральным законодательством члены политических партий, не представленных в Госсовете, вправе участвовать в заседаниях парламента не менее одного раза в год.

Данная правовая норма неуклонно исполняется. В этом году непарламентские партии приняли участие в обсуждении республиканского законопроекта о профилактике правонарушений. Все предложения, высказанные коллегами, взяты в работу и учтены при подготовке законопроекта ко второму чтению.

Да, у нас есть идея создать совет непарламентских партий при Госсовете. Считаю, что совет способен повысить представительность парламента, сформировать эффективный межпартийный диалог. По сути, мы хотим сформировать новую политическую культуру широкого диалога и цивилизованной политической борьбы.

Идея сейчас находится в стадии обсуждения, необходимо прийти к единому мнению, объединив позиции всех 65-ти непарламентских партий. Процесс не может быть скорым.

— Одна из задач депутатов Госдумы от Татарстана, которую прежде ставили власти республики, — привлечение федеральных инвестиций в региональный бюджет. Есть ли такие требования и для новых депутатов? Не ожидаете ли вы, что эти средства будут сокращаться в связи с кризисом?

— Такой формат работы с татарстанской депутацией в Государственной думе был предложен в 2012 году президентом Татарстана Рустамом Миннихановым. Мы нацелены на максимальное включение объектов и мероприятий республики в федеральные целевые и государственные программы Российской Федерации и ведение целенаправленной законотворческой деятельности по продвижению интересов Республики Татарстан, что в свою очередь способствует устойчивому развитию экономической и социальной инфраструктуры республики, повышению качества жизни населения.

В соответствии с функциями профильных комитетов Госдумы образованы 15 рабочих групп, каждую из которых возглавляет курирующий депутат. За каждой группой закреплены соответствующие федеральные целевые и государственные программы РФ и направления деятельности. В состав рабочих групп входят представители республиканских министерств и ведомств.

Безусловно, кризисные процессы в экономике, сокращение бюджетных ассигнований и серьезная конкуренция среди других регионов диктуют свои условия. Каждый субъект находится в непростых условиях. И если брать динамику поступления федеральных средств в республику в 2015 году, мы видим снижение.

Но от этого настойчивость нашей депутации не снижается. Считаю, нужно и далее слаженно действовать, отстаивая интересы Татарстана и его жителей на федеральном уровне.

— Как вы считаете, нужен ли закон о российской нации? Что в нем должно быть?

— Вы знаете, я бы подошел даже шире — давно назрела актуальность разработки и принятия правового акта, регулирующего отношения в сфере укрепления единства многонационального народа Российской Федерации. В этом контексте проблематика дальнейшего формирования гражданско-политической общности выступает компонентом более масштабного процесса. Тем более что задача укрепления гражданской нации и гражданского самосознания была обозначена в Стратегии государственной национальной политики России, утвержденной еще 4 года назад, в 2012 году.

Задача эта очень непростая, потому что большинство наших граждан традиционно воспринимает категорию «нация» как этнокультурную общность, а не как политическую. Вместе с тем, на мой взгляд, само понятие «гражданская нация» предполагает воспитание чувства принадлежности к единому Российскому государству, представления о стране при сохранении этнического разнообразия народов, населяющих эту территорию. С одной стороны, символы и ценности каждого народа, язык, культура, обычаи и традиции, с другой — объединяющие всех совместно прожитые исторические события, достижения и успехи. Наконец, это патриотическая готовность идти и отстаивать общенациональные интересы.

Гражданская идентичность — это всегда активная гражданская позиция. Это осознанное чувство сопричастности к чему-то очень большому и сильному. Однако считаю, что понятие «гражданская нация» не должно подменять этничность и ощущение национального самосознания на уровне отдельной личности.

Действительно, сегодня нужен закон, регулирующий механизм укрепления единства многонационального народа Российской Федерации. Есть много примеров, что забвение национальных интересов с неизбежностью порождает напряженность и конфликты в этой сфере. С обострением национального вопроса вплотную столкнулись самые развитые и, казалось бы, благополучные страны, которые прежде гордились своей толерантностью. А теперь друг за другом объявляют о провале попыток интегрировать в свое общество инонациональный компонент, обеспечить неконфликтное, гармоничное взаимодействие различных культур, религий, этнических групп.

Я считаю, консолидация людей вокруг общих для всех наций и народов Российской Федерации нравственных ценностей при сохранении своих традиций, обычаев, языка, культуры, религиозной принадлежности — задача непростая, но это гигантский потенциал для развития общества и государства.

Именно поэтому сейчас как никогда нужны консолидированные действия государственных и муниципальных структур, общественных и религиозных организаций, активной части гражданского общества и молодежи. Как известно, в случае национальной политики лучше предупредить болезнь, чем потом ее лечить.

Российскую Федерацию считают своей Родиной представители более 190 национальностей и этнических общностей, которые говорят более чем на 250 языках. Наша страна исторически формировалась как многонациональная держава, а национальная политика ее строилась как процесс собирания земель, народов и культур в единое государство, в единый народ. Не случайно вопрос обустройства народов, их самочувствия и перспективы для нашей страны всегда был коренным и наиболее существенным. Как бы пафосно это ни звучало, но мирное сосуществование разных национальностей — надежный гарант государственной безопасности Российской Федерации.

— А нужен ли Татарстану новый договор с федеральным центром после 2017 года? Каковы перспективы его подписания?

— И здесь ответ однозначный — нужен. Оценивая сегодня значение первого договора, следует признать, что он действительно стал цивилизованным способом разрешения имевших место разногласий между федеральным центром и субъектом федерации.

В далеком 1994 году в отношениях федерального центра и республики была продемонстрирована политическая воля и мудрость. По сути, начала работать особая татарстанская модель социально-экономического развития. На базе существующей статьи 11 Конституции РФ был подписан Договор о разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан.

В дальнейшем, в новых общественно-политических реалиях потребовалось переосмысление основных положений договора, документальное закрепление изменившихся реалий развития федерации и республики. 11 августа 2007 года после подписания соответствующего федерального закона президентом Российской Федерации Владимиром Путиным вступил в силу новый договор, который во многом дополнил и развил идеи, заложенные в 1994 году.

Срок действия договора, принятого в 2007 году, — 10 лет. В самом документе прописана возможность дальнейшего пролонгирования — стороны могут принять такое решение за 6 месяцев до срока окончания действия договора. Время еще есть. Однако если смотреть с правовой точки зрения, договор нужен и Татарстану, и федеральному центру.

Подписанные договоры с федеральным центром позволили не только стабилизировать политическую и экономическую ситуацию начала 90-х годов, но и стимулировать развитие республики на все эти годы. Экономика Татарстана поступательно наращивала темпы, решались многие социальные задачи, укреплялась налоговая база, увеличивалась доходная часть бюджета как самого Татарстана, так и платежи в федеральный центр. Тезис о том, что экономика федеративного государства в значительной степени зависит от экономического благополучия регионов, мы подтвердили.

Кирилл Антонов


Наглядно

в регионе

обсуждение