• Москва, -1...-3 небольшой снег
    • $ 59,18 USD
    • 63,23 EUR

Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ

Многообещающая головоломка

Японский взгляд на азиатскую политику России. Размышления профессора Высшей школы бизнеса МГУ Акио Кавато

Визит японского премьера Синдзо Абэ в Россию пришелся на майские праздники и, вероятно, поэтому не получил той прессы, которой заслуживает. О том контексте, в котором его стоит рассматривать, и о перспективах, которые он может открыть,— постоянный автор "Огонька"


Акио Кавато, приглашенный профессор Высшей школы бизнеса МГУ


Россия — держава самых честных правил, но когда ее не в шутку обидели на Западе, она обратилась к Востоку в надежде на обретение новых перспектив и легких успехов. Увы, в который раз ее постигло разочарование: перспективы остаются туманными, быстрой отдачи "восточный поворот" не принес. Россия на Востоке не смогла даже обрести новые источники кредитов в условиях санкционных ограничений, наложенных на нее Западом из-за ситуации на Украине. Мне кажется, такого разочарования следовало ожидать, поскольку Россия недопонимает своеобразия контактов с Востоком. Речь не о том, что Восток — это какая-то другая планета. Все ровно наоборот.

Чуткий баланс


Во-первых, надо отдавать себе отчет в том, что даже на Востоке России не избежать американских тисков: страны Восточной Азии, в том числе и Китай, не могут экономически просуществовать без огромного американского рынка. Для большинства стран в регионе США являются самым большим импортером их товаров. Более того, большая часть американского (да и японского, кстати) экспорта в Китай и другие страны региона перерабатывается здесь в окончательные товары и снова экспортируется. А страны Восточной Азии инвестируют долларовую выручку в гособлигации США, что, в свою очередь, стимулирует экономику США, еще более увеличивая объем импорта из Азии.

И для США экономические связи с этим регионом важны: объем американской торговли с Восточной Азией превышает объем торговли с Евросоюзом. Восточная Азия абсорбирует 23,5 процента из всего экспорта США (ЕС лишь 17 процентов). Это правда, что азиатский экспорт в США лишает американцев части рабочих мест. Но правда и в другом: дешевые товары из Азии спасают американских потребителей от инфляции, а азиатские инвестиции в США рабочие места еще и создают (японские предприятия, например, производящие 4 млн автомобилей в год внутри США, предоставляют примерно 700 тысяч рабочих мест для американцев).

Ключевой российский просчет, как представляется,— это завышенные представления о китайских достижениях и явная недооценка потенциала других государств региона

Поэтому стоит говорить о том, что Азия и США находятся в симбиозе: если свобода в торговле сохраняется, то все страны региона (кроме Северной Кореи) счастливы, и нежелательно будоражить воду из-за политических конфликтов. Стоит ли удивляться, что, например, китайские банки сегодня не хотят предоставлять ссуды российским коллегам: они опасаются, что американцы в ответ могут ограничить их бизнес в США, если сочтут, что допущены нарушения режима санкций в отношении России. Ведь для китайцев объем прибылей от бизнеса в США гораздо выше, чем от связей с Россией. Как говорится, ничего личного — только бизнес.

При этом нельзя сказать, что США установили гегемонию в Азии и диктуют всем свои правила игры. Дело в том, что в сложившейся схеме все участники получают свою долю, и все этим довольны. Россия же, будучи государством, расположенным на материке, где политика играет важнейшую роль, недопонимает этот чуткий баланс. И напрасно полагает, что можно решать дела в Азии, договорившись сепаратно с одной или двумя крупными державами, будь то Китай, Индия или те же США. Таких простых решений в регионе давно уже нет — все плотно взаимоувязано.

Кто от кого зависит


Ключевой российский просчет, как представляется,— это завышенные представления о китайских достижениях и явная недооценка потенциала других государств региона.

Сегодня многие считают, что Китай уже обогнал США в объеме ВВП. Но на самом деле объем ВВП США превышает объем ВВП Китая на 68 процентов (2014). Даже ВВП маленькой Японии насчитывает 44 процента китайского ВВП, и она при грядущем падении курса юаня сможет стоять наравне с большой китайской экономикой.

Китай (включая Гонконг) абсорбирует 23 процента из всего экспорта Японии (США — 20 процентов), но как уже отмечалось выше, Япония главным образом вывозит комплектующие и оборудование в Китай с тем, чтобы там собирать готовые изделия и экспортировать их из Китая по всему миру. В таком же духе примерно половина китайского экспорта осуществляется иностранными предприятиями, и тут вряд ли можно говорить, что западные страны зависят от Китая; скорее дело обстоит наоборот.

Для экономического развития необходимы капитал и технологии. И в этом отношении Китай в первую очередь зависит от Запада и Японии. Накачка Китая западными кредитами и ноу-хау была продолжительной и массированной, но не стоит забывать: другие страны Азии не оставались в стороне. Япония, например, планомерно работала над созданием взаимовыгодной деловой инфраструктуры в регионе, и результаты этой работы хорошо известны: Таиланд и Индонезия при активном японском содействии деньгами и технологиями стали центрами производства автомобилей, Малайзия превратилась в лидера по выпуску электроники, и все они продают свои продукты не только соседям по региону, но и в Японию, и в Европу, и в США.

Если принять во внимание это обстоятельство, то отношения между Китаем и членами АСЕАН (Ассоциация государств Юго-Восточной Азии, включает Бруней, Вьетнам, Индонезию, Камбоджу, Лаос, Малайзию, Мьянму, Сингапур, Таиланд и Филиппины — "О") предстанут в совершенно ином свете. Китай сегодня самый крупный торговый партнер для большинства стран, входящих в это объединение, но нельзя сказать, что государства — члены АСЕАН экономически от него зависимы. Скорее это Китай более уязвим: если Запад и Япония начнут сворачивать там центры промышленного производства, переводя их в другие, экономически более выгодные страны, в том числе входящие в АСЕАН, это станет для Китая серьезной проблемой. Если такой поворот случится, то не спасет даже сильное присутствие этнических китайцев, проживающих в странах АСЕАН (хуацяо), которых многие ошибочно воспринимают как некую "пятую колонну" Пекина. Экономическая мощь хуацяо в самом деле велика, но дело в том, что для них интересы страны, где они проживают, важнее, чем намерения их бывшей родины. Полагать иначе означает глубоко заблуждаться.

В этом контексте уместно вспомнить и о факторе безопасности. В военной области страны АСЕАН не подчинены Китаю, более того, они опасаются роста китайской военной мощи. Это заставляет их прибегать к помощи США и Японии. Японский морской флот, например, часто проводит совместные учения со своими коллегами из стран АСЕАН, правительство Японии предоставляет партнерам корабли береговой охраны.

Между тем Россия часто пренебрегает АСЕАН, хотя совокупная численность населения государств — членов АСЕАН 625 млн, а совокупный ВВП — 2,8 трлн долларов, что как минимум вдвое превышает объем ВВП России. АСЕАН со своей четкой организацией во главе с Секретариатом в Джакарте согласовывает не только экономическую, но и внешнюю политику стран-членов, часто выступает с единых позиций. Москве, однако, это почему-то неинтересно: российские руководители неоднократно аннулировали свои поездки на годовые саммиты этой организации. В то время как, скажем, Япония давно старается расширить контакты со странами АСЕАН с тем, чтобы устанавливать благоприятный баланс сил по отношению к Китаю. А недавно и американский президент Обама организовал первый в США коллективный саммит с лидерами АСЕАН. Увы, Россия отстает и в этой сфере.

На уровне погрешности

Статистика

Экономическое присутствие России в регионе, который объявлен у нас "восточной альтернативой", пока что, мягко говоря, символическое: доля России в торговых оборотах ключевых стран Дальнего Востока и Восточной Азии ничтожна


США импортируют товаров на сумму 2,3 трлн долларов в год (здесь и далее данные за 2015 год), из них на РФ приходится 17,4 млрд долларов (больше 2/3 объема — минеральное сырье, металлы и удобрения), или 0,8% от совокупного американского импорта. В общем экспорте России доля США составляет 5,2%. Экспорт из США в Россию — 7,1 млрд долларов (больше половины — машины и оборудование), или 0,5% суммарного американского экспорта. В общем импорте России доля США составляет 4%. Сальдо торгового баланса — 10,3 млрд долларов в пользу России.

КНР импортирует товаров на сумму 1,7 трлн долларов в год, из них на Россию приходится 33,2 млрд долларов (свыше 2/3 объема — минеральное сырье, древесина и никель), или 2% от совокупного китайского импорта. В общем экспорте России доля КНР составляет 10%. Экспорт из Китая в Россию — 34,8 млрд долларов (в товарной структуре представлена широкая номенклатура потребительских товаров и промышленного оборудования), или 1,5% суммарного китайского экспорта. В общем импорте России доля КНР составляет 19,6%. Сальдо торгового баланса — 1,6 млрд долларов в пользу Китая.

Южная Корея импортирует товаров на 436,5 млрд долларов в год, из них на Россию приходится 11,3 млрд долларов (около 80% — минеральное сырье), или 2,6% от совокупного южнокорейского импорта. В общем экспорте России доля Республики Корея составляет 3,4%. Экспорт из Кореи в Россию — 4,7 млрд долларов (в основном машины и оборудование), или 0,9% суммарного корейского экспорта. В общем импорте России доля Кореи составляет 2,6%. Сальдо торгового баланса — 6,6 млрд долларов в пользу РФ.

Индия импортирует товаров на 390,7 млрд долларов в год, из них на Россию приходится 4,5 млрд долларов (больше половины — драгоценные камни и металлы, удобрения и минеральное сырье), или 1,2% от совокупного индийского импорта. В общем экспорте России доля Индии составляет 1,4%. Экспорт из Индии в Россию — 1,6 млрд долларов (основные статьи — фармацевтическая продукция, машины и оборудование, сельхозсырье), или 0,6% суммарного индийского экспорта. В общем импорте России доля Индии составляет 0,9%. Сальдо торгового баланса — 2,9 млрд долларов в пользу России.

Япония импортирует товаров на 626,1 млрд долларов в год, из них на Россию приходится 15,7 млрд долларов (свыше 80% — минеральное сырье), или 2,5% от совокупного японского импорта. В общем экспорте России доля Японии составляет 4,7%. Экспорт из Японии в Россию — 5,1 млрд долларов (машины и оборудование, каучук и изделия из него, электроника), или 0,8% суммарного японского экспорта. В общем импорте России доля Японии составляет 2,9%. Сальдо торгового баланса — 10,6 млрд долларов в пользу России.

Страны АСЕАН (Ассоциация государств Юго-Восточной Азии, включает Бруней, Вьетнам, Индонезию, Камбоджу, Лаос, Малайзию, Мьянму, Сингапур, Таиланд и Филиппины) импортируют товаров на сумму 1,116 трлн долларов в год, из них на Россию приходится 10,3 млрд долларов (преимущественно минеральное сырье, удобрения и металлы), или 0,9% от совокупного импорта участников объединения. В общем экспорте России доля стран АСЕАН составляет 3,1%. Экспорт из АСЕАН в Россию — 5,4 млрд долларов (около половины — электроника, сельхозсырье, машины и оборудование), или 0,5% суммарного экспорта членов организации. В общем импорте России доля АСЕАН — 3,1%. Сальдо торгового баланса — 4,9 млрд долларов в пользу России.

Подготовил Вадим Зайцев


Советы постороннего


Что можно и что нужно сделать России в Азии?

В первую очередь, как представляется, надо обеспечить постоянное присутствие в регионе. Например, регулярное участие в разных форумах под эгидой АСЕАН, заходы российских военных кораблей в азиатские порты — это побудит государства региона серьезнее считаться с Россией. Этому же будет способствовать и активизация военно-технического сотрудничества, продажа российского оружия странам Азии. Участие в освоении месторождений нефти и природного газа в Восточной Азии тоже может стать визитной карточкой для России, хотя в этой сфере ей придется конкурировать с другими игроками.

Самая крутая головоломка — это отношения с Японией. У нее большой потенциал в финансовой сфере, в технологии и менеджменте промышленного производства, но как к нему подобраться? Японские частные корпорации, такие как "Тойота", "Ниссан", "Мицубиси", "Комацу" и многие другие, уже имеют свои заводы в России, но тем не менее говорить о полномасштабном экономическом взаимодействии не приходится — доля России в японской торговле замерла на уровне всего лишь нескольких процентов.

В Токио утверждают, что главный тормоз — политический: если обе страны заключат мирный договор с возвращением четырех спорных островов (18 курильских островов при этом останутся у России), то японцы будут относиться к партнеру с более открытой душой (и кошельком). В Москве опасаются: пока Япония состоит в союзе с США, Россия не должна отдавать острова, которые "запирают" Охотское море — плацдарм для стратегических ядерных подводных лодок России. Ситуация, словом, тупиковая. Такой она пока и остается. При этом нужно отметить одно обстоятельство: для японцев возвращение четырех островов так же важно, как для россиян — воссоединение с Крымом.

И еще одно существенное соображение. На Сахалине компании из Японии, России и США вместе занимаются освоением нефти и природного газа. В таком же духе Япония могла бы стать связующим звеном между Россией и США на всем Дальнем Востоке. В этом районе нет серьезной конфронтации интересов России и США. А освоение и развитие дальневосточных территорий России будет продвигаться гораздо динамичнее с участием США.

В деле поддержания безопасности и процветания экономики на своем Дальнем Востоке самой большой задачей для России является строительство крепкой экономики. Препятствий на этом пути много, но ключевых всего два. Первое: маленькая численность населения — всего 6 с небольшим миллионов человек (в соседнем северо-востоке Китая 110 млн). Второе: высокий уровень зарплат.

Здесь Россия сталкивается с неразрешимым вопросом: как развить экономику без дешевой рабочей силы? Правда, есть образец высокоразвитой экономики с малой численностью населения и с высоким уровнем зарплаты — страны Скандинавии, прежде всего Дания. У нее примерно 6 млн населения, но при этом высокоразвитое сельское хозяйство и пищевая индустрия, несколько промышленных компаний, занимающих устойчивую нишу в мировом рынке, активные инвестиции из-за рубежа, природный газ в Северном море. Но на Дальнем Востоке не сразу построишь вторую Данию. Как быть?

Самое реалистичное для России — постепенное развитие того, что уже имеется. При всех известных трудностях перечень перспективных отраслей впечатляет: глубокая переработка нефти и газа, производство и экспорт водорода (топлива будущего), обработка ядерных отходов. А еще строительство специальных типов судов, производство самолетов, пуск ракет и развитие относящейся к этому промышленности, развитие программного обеспечения для компьютеров, рассчитанного на рынки в АТР, выращивание зерна и бобов с последующим экспортом.

Для всего этого надо увеличить пропускную способность морских портов на российском Дальнем Востоке и чутко реагировать на запросы соседей по региону.

  • Всего документов:
  • 1
  • 2

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение