Коротко


Подробно

Убить двух зайцев, или Модифицированные простагландины помогут в лечении астмы

иммунология

текст Елена Фальбанская
иллюстрация Лена Бялая


Ученые, чьи исследования послужили основой для разработок компании "Гурус биофарм", работают вместе с середины 1980-х годов: Владимир Безуглов в Институте биоорганической химии им. академиков М. М. Шемякина и Ю.?А. Овчинникова РАН, а его бывший аспирант Игорь Серков — в ИФАВ РАН; то есть уже тридцать лет они занимаются синтезом модифицированных простагландинов.

На первом этапе работы группе Безуглова удалось фторировать простагландины — заменить на фтор гидроксильные группы. После такой модификации простагландины стали действовать избирательно и оказались более устойчивы к действию метаболических ферментов. Но не только: научившись заменять фтором любую из гидроксильных групп, ученые выяснили, какую роль эти группы играют в механизме действия природных простагландинов.

Вроде бы можно было начинать доклинические испытания тех или иных вариантов фторированных простагландинов — но этого сделано не было. Медики опасались, что ядовитый и химически очень активный фтор, включившись в метаболизм, может образовать в организме новые соединения с совершенно непредсказуемыми свойствами.

А рисковать ученым не хотелось. Тогда они задались вопросом, чем можно заменить гидроксильные группы, чтобы, с одной стороны, повысить эффективность и избирательность действия простагландинов; а с другой — воспользоваться их универсальностью и одним препаратом воздействовать на несколько целей в организме.

Сейчас в фармацевтике доминирует концепция "одна болезнь — одна мишень — одно лекарство". Генная инженерия, технологически очень продвинувшаяся в последнее десятилетие, сделала эту концепцию чуть ли не единственно возможной. В самом деле, уже вполне можно рассчитывать, что действующее вещество попадет в конкретное место молекулы конкретного белка и окажет там уникальный лечебный эффект, не вызвав никаких побочных явлений; ясно же, какой сверхвысокой селективности достигает в таком случае фармацевтический препарат!

Но тяжелые хронические заболевания — вроде атеросклероза, нейродегенеративных, онкологических или аутоиммунных патологий — затрагивают множество органов и тканей, для лечения приходится использовать такое же множество фармацевтических препаратов. Но комбинация из нескольких высокоселективных лекарств, к сожалению, может быть убийственно опасной.

Группа Безуглова разрабатывает полифункциональные препараты: раз многие сложные заболевания, к примеру астма [рис. 01 — стр. 19], носят системный характер, то и действовать надо системно, вовлекать в лечебный процесс максимум органов и тканей, пораженных болезнью, — но за счет одного препарата, а не горсти таблеток три раза в день после еды.

Дыши, мышь


Но астмой применение нитропростона, возможно, не ограничится. Как показали исследования "Гурус биофарма" на мышах, препарат помогает справиться с токсическим воздействием. В эксперименте имитировался высокогорный климат — с пониженным давлением, недостатком кислорода, избытком двуокиси азота и угарного газа. Из контрольных десяти мышей выжила одна; из тех, кому дали нитропростон, выжили 8!

Создатели "Гурус биофарма" приводят простую аналогию: поддержать потерявшего равновесие человека ладонью куда проще, чем пальцем. "Болезнь напоминает корабль, получивший несколько пробоин, а применение монофункциональных препаратов напоминает заделывание одной из пробоин, хотя из других течь продолжается, — приводит другую аналогию гендиректор компании, кандидат биологических наук Игорь Любимов. — Команда будет постоянно вычерпывать воду, затекающую из оставшихся пробоин, но корабль утонет, когда команда устанет. Вычерпывание воды — это симптоматическая терапия. Когда заделаны все основные пробоины, корабль сохранит живучесть надолго. Это и делают мультифункциональные лекарства".

Простой способ получить полифункциональный препарат — смешать несколько монофункциональных; но сочетание может быть опасным. Сложней соединить несколько фармакофоров, то есть действующих веществ, в одной молекуле: собрать несколько молекулярных фрагментов, каждый под свою мишень, но так получаются препараты с множеством непредсказуемых побочных эффектов. Нужно идти дальше — сконструировать молекулу, где компоненты будут эндогенными веществами.

"Гурус биофарм" как раз и создал подобную гибридную молекулу: в природный простагландин E2 введены оксид азота и глицерин. Этот простагландин E2 вообще-то отлично расширяет бронхи, но его ингаляция вызывает сильный кашель, а это чрезвычайно опасно для пациентов с астматическим приступом. Но в комбинации с оксидом азота и глицерином воздействие на кашлевые рецепторы устраняется, а бронхорасширяющий эффект остается. Простую молекулу оксида азорта "привязать" к простагландину нельзя, поэтому в "Гурус биофарме" использован "донор" — вещество с двумя NO на молекулу. Глицерин же несложно связать с липидом. Препарат получил название "нитропростон".

По пути французов


Технология "Гурус биофарм" во многом сходна с технологией французской компании Nicox, с середины 1990-х гг. развивающей идею создания полифункциональных лекарств на основе простагландинов и оксида азота. Nicox продвигает препарат Vesneo, сейчас он уже на третьей стадии клинических испытаний, — для снижения внутриглазного давления при терапии глаукомы. У Nicox, помимо Vesneo, в разработке целая линейка препаратов с донорами азота для лечения глазных болезней, но все они пока в стадии доклинических испытаний.

Гибридная молекула действует сильнее отдельных компонентов. Например, мы вводим в тест-систему сам простагландин и определяем, что для расслабления трахеи нужна доза 20 условных единиц (у. е.) концентрации. Когда мы вводим одновременно, но отдельно простагландин и доноры NO, доза падает до 10 у. е., а если нитропростон, эффективная доза снижается до 1 у. е., объясняют создатели. Дело в том, что молекула простагландина адресно доставляет молекулу NO (это очень короткоживущее соединение — распадается в организме за 6-10 секунд) и запускает процесс ее отщепления именно в гладких мышцах бронхов.

На данный момент эта разработка для лечения бронхиальной астмы запатентована и в России, и за границей. Впереди — 6-12 лет для вывода лекарственного препарата на рынок; в скором времени начнутся доклинические исследования нитропростона уже в комбинациях с препаратами, применяемыми сегодня для лечения бронхиальной астмы.

Владимир Безуглов и Игорь Серков первоначально работали над темой химической модификации биоэффекторных липидов на государственные деньги и с привлечением грантов, сейчас исследования продолжаются уже на средства "Гурус биофарма" — инвестиции компании составили подавляющую часть из общей суммы 18 млн руб.

Рис. 01 Бронхиальная астма


Таб. 01 Химическая формула простагландина E2


Журнал "Коммерсантъ Наука" №6 от 19.10.2015, стр. 19

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение