Коротко


Подробно

Работа по контакту

Полоса 026 Номер № 37(341) от 19.09.2001
Работа по контакту
       8 февраля 1975 года выпускник Всемирного центра айкидо "Акикай" Стивен Сигал открыл клуб "Тенсин" в Осаке, в мафиозном районе Дзюсо. Местные айки были в шоке: американец осмелился учить японцев бусидо. Однако жесткий стиль айкидо, придуманный Сигалом, оказался вне конкуренции: охотно принимая вызовы, чужак неизменно одерживал в поединках верх. Клуб процветал, но спустя девять лет Стивен Сигал его продал и уехал в Калифорнию, где зарабатывал на жизнь исключительно преподаванием айкидо, пока не стал в 1988 году кинозвездой.
       Примечательно, что в том же году в СССР была отменена уголовная статья, по которой сажали преподавателей восточных единоборств. Сегодня боевыми искусствами в России занимаются повсеместно, но, несмотря на это, прибыльный бизнес вокруг них создать не удалось. Тем не менее какое-то движение в этом направлении уже наблюдается — наша страна двинулась по американскому пути.
       
ЦК КПСС против Брюса Ли
Тяжело в учении, легко в бою
       До начала 70-х годов прошлого века восточные боевые искусства у нас были абсолютной экзотикой. Одним из их древнейших отечественных очагов можно считать Московский автодорожный институт, с группой выходцев из которого связано становление в нашей стране карате. Алексей Штурмин, Владимир Ковалев (вице-президент российской федерации контактного карате), Юрий Вдовин (председатель аттестационной комиссии Российской федерации контактного карате), Вячеслав Дмитриев и Виктор Теплов — список первых подвижников. В него следует внести также Владимира Илларионова (президент всестилевой федерации карате Санкт-Петербурга и Ленинградской области), Александра Танюшкина (президент Федерации кекусинкай России), Тадеуша Касьянова (президент Всероссийской федерации рукопашного боя и традиционного карате) и Александра Почиколдина (ныне покойный). Именно им обязаны восточные единоборства своим солидным нынешним статусом в России.
       На протяжении 70-х годов в СССР наблюдался настоящий бум карате (другие виды единоборств начали развиваться значительно позже), количество занимавшихся им в подвалах и школьных спортзалах росло в геометрической прогрессии. И это понятно — перечень радостей жизни был в те времена невелик. К началу 80-х число советских каратистов достигло, по некоторым оценкам, 6-7 млн, существовала даже Федерация карате при Спорткомитете, под эгидой которой проводились чемпионаты, в том числе всесоюзные.
       Но столь высокая популярность сослужила карате плохую службу. Партия в конце концов обратила внимание на реального конкурента, сплотившего миллионы граждан. В результате карате было объявлено идеологически вредным явлением. Первый неприятный звоночек прозвучал в 1980 году, когда в газете "Советский спорт" появилась редакционная статья "Карате и каратееды", изобличавшая тех, кто использовал карате в целях личного обогащения, а в 1981 году состоялось специальное заседание политбюро ЦК КПСС, на котором (как говорят, с подачи первого секретаря МГК КПСС Гришина) карате преподнесли Брежневу как крайне опасную секту.
Косики-карате: есть контакт!
       Собственно, попытки запретить карате предпринимались и раньше, но не на таком высоком уровне. Сергей Моисеев, президент Международной ассоциации национальных организаций контактного карате, президент Российской федерации контактного карате, руководитель Научно-исследовательского центра боевых искусств: Еще в 1973 году Спорткомитет СССР своим приказом запретил карате наряду с атлетической гимнастикой, женским самбо, хатха-йогой и бриджем. Но поскольку увлечение этим видом спорта тогда носило повальный характер и, более того, им занимались многие работники правоохранительных органов, то на приказ никто не обратил внимания.
       Теперь же ситуация стала серьезной: решение политбюро по карате было подкреплено статьей 219 в УК, предусматривающей за его преподавание посадку — до пяти лет. Тем не менее карате по-прежнему занимались — подпольно, под видом восточной гимнастики или ушу, но количество занимающихся уменьшилось на порядок. И так было до 1988 года, когда благодаря перестройке и усилиям инициативной группы, в которую вошли многие известные каратисты, пресловутая статья была отменена.
       
Приехал жрец, сын Рабиндраната Тагора
От тренировок будет толк, если проводить в зале по 1,5-2 часа два-три раза в неделю
       Надо сказать, что на пике интереса к карате инструкторы-подвижники зарабатывали огромные по тем временам деньги. Юрий Вдовин: В начале 80-х люди платили руководителям секций от 10 до 25 рублей в месяц, треть уходила физрукам спортзалов за аренду, тем не менее преподаватели не бедствовали. Моя школа приносила более тысячи в месяц, при том что средняя зарплата в те годы была 120 рублей. Некоторые секции приносили их руководителям до пяти тысяч в месяц и даже больше.
       В начале 90-х в новых рыночных условиях многие вспомнили об этих баснословных доходах, и количество секций опять стало расти как на дрожжах. Боевые искусства кинулись преподавать все, кому не лень, но платить за занятия десятую, а то и пятую часть своей зарплаты, как прежде, наши граждане были уже не готовы. Александр Чибисов, вице-президент Российской федерации контактного карате: Многие с головой ушли в бизнес, а для остальных карате перестало быть единственной отдушиной, появилась масса возможностей потратить свое время и деньги иными способами. Тем более что и денег у населения особо не было, жить стали хуже.
       Правда, вал "шаолиньских" фильмов в известной степени подогревал интерес общества к восточным единоборствам, но в то же время и желающих преподавать их становилось все больше, и оказалось, что заработать себе на жизнь таким преподаванием практически невозможно.
       И все же кое-кому боевые искусства приносили (и приносят) приличный доход. Алексей Маслов, генеральный секретарь Международной федерации шаолиньского кунфу, президент Российской федерации шаолиньских боевых искусств: Россияне, которые не могли платить нормальные деньги за обучение, находили средства ($60-100) для посещения семинара какого-нибудь известного китайского или японского мастера. Случалось, что мастер оказывался жуликом: собирал деньги и исчезал. В Москве, конечно, таких случаев уже почти нет, но в провинции они по-прежнему имеют место.
       Иосиф Линдер, президент Международной контртеррористической тренинговой ассоциации, президент Международного союза боевых искусств: Аферистов, как и везде, в сфере боевых искусств хватает, причем действуют они по всему миру. В 1995 году в Германии разоблачили группу жуликов, которые продавали в Европе сертификаты на пятый-восьмой дан карате. Платишь 500 марок, "мастер" тебя "тестирует", и ты получаешь подтверждение своего "высокого уровня". Все продолжалось до тех пор, пока один японец не увидел такой сертификат — это было меню какого-то японского ресторана, а фотография вклеивалась на место, предусмотренное для фото шеф-повара. В России в 90-х годах по подобной схеме активно торговали черными поясами. Черный пояс в зависимости от дана мог стоить от $50 до $400, наверняка и сегодня кто-то этим промышляет. Все было как в Германии: занимающегося боевыми искусствами убеждали, что, дескать, уровень его подготовки соответствует такому-то дану, и продавали пояс. Таким образом, сегодня человек, имеющий какой-нибудь дан, вовсе не обязательно на самом деле ему соответствует. Все это достаточно условные вещи. Еще Брюс Ли говорил: черный пояс — это такой предмет, на котором нужно повеситься, когда на улице тебе дадут по шее.
       
Марш энтузиастов
У Михаила Крысина, президента Федерации косики-карате России и первого вице-президента Национальной федерации карате России, есть дело на $3 млн
       Но основным видом обмана, или, иначе, недобросовестного поведения на рынке, сегодня является преподавание боевых искусств тренерами, не имеющими достаточной квалификации (хотя пояса, естественно, есть почти у всех, таких "специалистов", по оценкам экспертов, в Москве до 50%). Впрочем, с учетом денег, которые они за это получают, их вряд ли можно обвинить в каком-то преступном умысле: одни (тренеры) уверены, что владеют карате, айкидо, таэквондо, ушу, а также умеют их преподавать; другие (клиенты) думают, что занимаются действительно у профессионального мастера (весьма скромно, впрочем, оплачивая его услуги — 300-600 рублей в месяц по Москве). Так что все по-честному.
       Конечно, есть школы, где за обучение берут и $50, и $100 в месяц, но, во-первых, таковых пока немного, а во-вторых, стоимость обучения почти никогда не говорит о его качестве. Например, в школе одного из самых знаменитых каратистов России Тадеуша Касьянова членский взнос в течение месяца составляет всего 400-500 рублей, в то же время в школе одного известного мастера айкидо, которого опрошенные нами эксперты определили как "шаромыжника", месяц занятий обойдется в $200.
       Большинство известных школ и клубов восточных единоборств (всего их в Москве около 2 тыс.) сегодня работают чуть ли не себе в убыток. Деньги клиентов уходят на зарплату, аренду спортзала (до 50%), покупку необходимой амуниции, рекламу, подготовку собственной команды для выступлений на различных соревнованиях и прочие текущие расходы.
       Андрей Стеганцов, директор Московской школы таэквондо: Говорить о большой прибыли пока не приходится, группы начинают окупаться, когда размер месячного членского взноса приближается к $20. У нас он примерно $12 в рублевом эквиваленте, за год обучение проходят 800-900 человек (они занимаются в восьми залах), оборот можете прикинуть сами. Но я скажу, что этого только-только хватает, чтобы платить инструкторам, ведущим по три группы, где-то по $200 в месяц (не считая аренды, рекламы и прочих текущих расходов). Сумма небольшая. С другой стороны, человек сам регулярно тренируется, к тому же на все у него уходит около 20 часов в неделю. То есть остается время для чего-то другого.
       Александр Качан, директор Московской федерации айкидо, руководитель Московского филиала всемирного центра айкидо, тренер клуба айкидо МГУ: У нас месячная плата еще недавно была $20 в рублевом эквиваленте, с сентября повысили до $27. В секции занимаются около 200 человек, инструкторы получают примерно по $100 в месяц. В принципе на дежурные расходы нам хватает, но прибыли — никакой.
       Кроме обучения, доход школам не приносят семинары с участием известных мастеров восточных единоборств, а также групповые туры с целью посещения такого семинара за рубежом (обычным учащимся подобные вояжи по большому счету ни к чему, а мастера высокого уровня, как правило, знакомы друг с другом и просто скидываются, когда хотят повысить квалификацию). Например, визит какого-нибудь известного японского сэнсея в Москву обходится организатору примерно в $4 тыс. Он прикидывает, сколько человек может посетить семинар и исходя из этого устанавливает стоимость билета — "наваривать" на таких мероприятиях не принято.
       Значительную часть бюджета многих федераций боевых искусств (всего их в России около 100), финансирующих собственные школы, всегда составляли спонсорские вливания банков и компаний. Как известно, нынешний Налоговый кодекс освобождает их от налогов на сумму пожертвования на благотворительные цели. И развитие спорта признано такой целью. Конечно, зачастую эти схемы используются для "оптимизации налогообложения" самих спонсоров, однако в большинстве случаев бюджет спортивных организаций они так или иначе наполняют.
       Впрочем, примерно через три месяца вступит в действие новая редакция кодекса, согласно которой жертвовать можно будет по-прежнему, а вот соответствующего освобождения от налогов получить уже не удастся (по местным налогам эта льгота была прикрыта еще в начале года).
       Таким образом, рано или поздно школам боевых искусств придется стать перед выбором: либо влачить еще более жалкое, чем сейчас, существование, либо придумать, как зарабатывать.
Алексей Маслов, генеральный секретарь Международной федерации шаолиньского кунфу и президент Российской федерации шаолиньских боевых искусств, научился в монастыре Шаолинь многому
       Михаил Крысин, президент Федерации косики-карате России, первый вице-президент Национальной федерации карате России, и Иосиф Линдер считают, что в России боевыми искусствами сегодня активно занимаются до 3 млн человек. Правда, у Тадеуша Касьянова другие данные — 500 тыс., но большинство экспертов сочло эту цифру заниженной. А оценку Сергея Моисеева и Алексея Маслова — 9,5-10 млн — завышенной. Александр Иншаков, президент Фонда развития национальных видов единоборств, президент Международного совета по абсолютным единоборствам, заместитель председателя совета директоров банка "Андреевский": Я точно знаю, что только карате разных стилей в России занимаются 2 млн человек. Похоже, что так оно и есть. Если прибавить сюда все остальные виды восточных единоборств, то как раз и получатся те самые 3 млн, о которых говорят Крысин и Линдер.
       Таким образом, восточные единоборства являются самым массовым видом спорта в России (если не считать дворовый футбол, которым время от времени балуются почти все недряхлые мужчины). 3 млн человек — огромный рынок сбыта, который, однако, пока не приносит прибыли.
       
Русская кухня
Амуниция - это то, на чем центры боевых искусств могли бы сделать неплохие деньги
       Главных проблем здесь три. Во-первых, предложение тренеров (плохих и хороших) сегодня явно превышает спрос, что не дает повышать цены. Во-вторых, россияне по большей части привыкли относиться к спорту как к способу дешевого времяпрепровождения. Карате, например, утратив в конце 80-х обаяние чего-то таинственного и запретного, превратилось в глазах потребителей именно в очередной вид спорта. В-третьих, для многих россиян, особенно в провинции, 200 рублей в месяц — предел того, что они готовы потратить на подобные занятия. Все-таки это не английский — на него им и $10 в час не жалко.
       Чтобы разобраться, можно ли в России зарабатывать деньги на восточных единоборствах, логично обратиться к зарубежному опыту. Алексей Маслов: В мире есть три основные схемы рынка боевых искусств, и ни одна из них не использует плату за обучение в качестве основного источника дохода. Первая, европейская, рынком в полном смысле этого слова не является. Значительная доля клубов и школ там субсидируется частными фондами, которые при этом не забывают о собственных финансовых интересах. Вторая — азиатская, как в Японии или Китае. Там школы ориентированы отнюдь не на быстрое получение дохода, выгода извлекается из общения учеников, личных связей. Например, владелец клуба знаком с крупным бизнесменом, который у него когда-то учился, и сводит его с другим, только что пришедшим. Это своего рода клан, членом которого быть выгодно априори. Третья, американская, основана на выкачивании дополнительных денег из клиентов, помимо платы за обучение: продажа амуниции, аксессуаров, видеокассет, сувениров, посещение соревнований, квалификационные экзамены с присвоением поясов и так далее. В общем, спорт используется для бизнеса, крутится вокруг него. Если в наших школах восточных единоборств когда-нибудь и появятся лишние деньги, то явно не по первой и не по второй схеме.
       Дэвид Эйрз, технический инструктор академии айкидо "Мисоги": Схема субсидирования боевых искусств, которая действует в Великобритании, больше всего отвечает духу этих искусств. Но Россия скорее всего пойдет, уже начинает идти, по американскому пути. С одной стороны, русские более упорны в тренировках — в США они часто превращаются в профанацию: "Я вспотел,— говорит американец.— Заканчиваем". С другой стороны, если нет субсидий, кто-нибудь обязательно начнет налаживать бизнес. То есть в России будет действовать примерно такая же система, как в США,— коммерческая.
       Заметим, что ресурс по продаже "сопутствующих товаров" (то, на чем зарабатывают деньги в США) россиянами до сих пор практически не используется. Но для начала можно все-таки попытаться поднять среднерыночные цены на услуги, тем более что предпосылки для этого есть — еще в феврале в журнале "Карьера" была опубликована статья, в которой руководители фитнес-центров констатировали увеличение спроса на занятия боевыми искусствами. Увязывалось это с тем, что в России, как обычно, все начинают заниматься тем видом спорта, который привечает президент.
Дэвид Эйрз, технический инструктор академии айкидо "Мисоги", полагает, что российский путь — американский
       Есть и еще один момент. Михаил Крысин: Из 3 млн занимающихся боевыми единоборствами россиян половина вполне платежеспособна. Но пока им не будут предложены специально оборудованные под боевые искусства залы, цены существенно поднять не удастся. Даже если товар хорош, без хорошей упаковки его не продать — это закон. Люди не будут платить больше, пока занятия проходят в обшарпанных школах. Вы будете смеяться, но в Москве нет ни одного общедоступного специализированного зала — знаю точно, я специально искал для себя варианты, в том числе в дорогих фитнес-центрах. Нет ничего.
       Впрочем, надежда на улучшение ситуации есть. По сведениям "Денег", компания "Будо-спорт" (владелец единственного в Москве магазина, специализирующегося на теме боевых искусств) сейчас активно занимается проектом создания первого в столице всестилевого клуба "Будокан". Проект поддержали главы многих федераций восточных единоборств, и уже идет поиск подходящего помещения. В клубе будет несколько специализированных залов для занятий и семинаров, а также вся необходимая сопутствующая инфраструктура, в том числе чайный клуб.
       Михаил Крысин: У меня уже подготовлен проект центра боевых искусств стоимостью примерно в $3 млн. Сделать его окупаемым можно, только используя все возможные способы заработка. Прежде всего это школа с несколькими оборудованными залами. В центре можно было бы проводить соревнования, в том числе международного уровня, семинары, устраивать просмотры учебных фильмов, продавать амуницию, аксессуары, сувениры, специальную литературу, видеокассеты со смонтированными здесь же фильмами о реальных боях, которые, скажу я вам, смотрятся намного интереснее любого постановочного кино про карате. Также следует открыть медицинский центр, оказывать туристические услуги по выезду на зарубежные семинары и так далее — в общем, продавать все то, что давно и с успехом продается в США. Такой центр мог бы окупиться лет через пять.
       "Будо-спорт" ищет для центра помещение, Крысин — инвестора, а Фонд развития национальных видов единоборств между тем уже приобрел под него за $900 тыс. здание (см. интервью с Иншаковым на стр. 34). Похоже, что скоро российский рынок боевых искусств получит импульс для дальнейшего развития.
       Впрочем, не исключено, что он уйдет в никуда. Кичи Тахеи, автор "Путь айкидо" (первой книги по айкидо, вышедшей на Западе), писал: "Боевыми искусствами в истинном смысле этого слова могут заниматься в современном мире две категории людей: подвижники и достаточно обеспеченные люди. Первые — потому что у них ничего нет и их ничто не обременяет; вторые — потому что у них есть нечто, что позволяет обладать определенной свободой".
       Так что если жить в России не станет лучше, бизнеса на боевых искусствах не получится.
АЛЕКСЕЙ ХОДОРЫЧ

       
ЗА РУБЕЖОМ
       Путь воина
       В США существует более 14 тыс. профессиональных школ боевых искусств и еще около 5 тыс. различных центров единоборств, организованных при спортклубах, учебных заведениях, религиозных общинах и других учреждениях. Число обучающихся боевым искусствам американцев оценивается в 4,5 млн. Ежегодный доход школы боевых искусств составляет в среднем $150 тыс., а годовой доход отрасли — примерно $2 млрд.
       В Германии боевым искусствам обучаются более 750 тыс. человек. К их услугам около 1,2 тыс. профессиональных секций и около 2,5 тыс. разного рода центров единоборств при спортклубах, университетах и т. п. Стоимость обучения боевым искусствам варьируется от $25 до $120 в месяц, комплект спортивной формы — от $250. Полный набор обучающих видеокассет обойдется в $300.
       В Британии боевыми искусствами занимаются около 1 млн человек, имеется порядка 4,5 тыс. профессиональных профильных секций и примерно 2,5 тыс. центров единоборств при различных учреждениях. Стоимость обучения в школах боевых искусств — от $70 до $400 в месяц, комплект спортивной формы — $150-500. В среднем на необходимые принадлежности ежегодно требуется порядка $450.
       В Финляндии существует более 650 профессиональных секций боевых искусств и еще около 1000 различных центров единоборств, использующих вывеску той или иной организации. Количество людей, занимающихся боевыми искусствами, с каждым годом увеличивается — на начало 2001 года их насчитывалось более 800 тыс.
       В Японии существует более 20 тыс. профессиональных секций боевых искусств и порядка 6 тыс. разнообразных центров единоборств при тех или иных учреждениях. Боевым искусствам в них обучаются более 8,5 млн человек. За последние пять лет число увлекающихся единоборствами увеличилось на 20-30%. Стоимость обучения боевым искусствам варьируется от $50 до $1,5 тысячи в месяц, комплект спортивной формы — от $150.

Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение