Коротко


Подробно

Бориса Лятошинского сыграют от начала до конца

В Киеве стартовал цикл всех его симфоний

Юбилей / классика

В Национальной филармонии состоялся первый концерт из юбилейного цикла "Все симфонии Бориса Лятошинского", в рамках которого на протяжении нынешнего сезона Национальный симфонический оркестр озвучит пять партитур выдающегося украинского композитора ХХ века. Рассказывает ЮЛИЯ БЕНТЯ.


Филармонический цикл "Все симфонии Бориса Лятошинского", давно вынашиваемый худруком Национального симфонического оркестра Владимиром Сиренко,— если не самая амбициозная ретроспектива последних десятилетий, то уж точно самая нужная. Так сложилось, что фундаментом репертуара украинских концертных залов была и остается зарубежная классика, здравствующие композиторы продвигают собственное творчество на государственных фестивалях, а с классиками совсем плохо. Признанный и неоспоримый гений украинской музыки ХХ века — Борис Лятошинский — почитаем все больше на словах: монография о его жизни и творчестве так и не написана, большая часть его личного архива до сих пор хранится у наследников и остается мало исследованной, а изданные в советское время партитуры грешат неточностями.

С последним фактом столкнулся дирижер Олег Маринченко, готовивший нотный материал для нынешнего юбилейного цикла. Одна только история с Первой симфонией тянет на настоящий детектив. Первую ее часть Лятошинский написал в 1918 году в качестве консерваторского диплома, который исполнил его учитель — Рейнгольд Глиэр. В 1920-м Лятошинский написал еще две части, в 1922-м сам попытался исполнить цикл с Госоркестром УССР, но затея провалилась из-за отсутствия у 27-летнего композитора денег. Незадолго до смерти Лятошинский начал вторую редакцию финала (она так и осталась неоконченной) — и в середине 1960-х цикл, наконец, прозвучал. Прошло еще полвека, оркестровые партии затерялись, зато обнаружилось, что по изданной в 1971 году партитуре невозможно играть из-за множества неточностей. Олег Маринченко взял за основу вторую редакцию, добавив недостающий материал из первой, и таким образом восстановил многострадальное произведение. Если учесть, что все это произошло с нашим главным симфонистом, то нетрудно представить, в каком состоянии находится украинская музыкальная классика в целом.

Если Олег Маринченко совершил редакторский подвиг, то Владимир Сиренко — революцию идеологического порядка. Он организовал цикл так, чтобы все пять симфоний Лятошинского встали в один ряд с безусловными шедеврами — от кумиров Лятошинского Вагнера и Берга до его учеников Сильвестрова и Станковича. Мало того, Сиренко намеренно исполнит симфонии бок о бок с теми партитурами, в подражании которым Лятошинский был замечен — и наверняка докажет, что подражание в деталях не исключает авторской уникальности в целом. Собственно, уже на первом концерте цикла, где наряду с ранним Лятошинским звучали увертюра к опере "Тангейзер" Вагнера и Первый скрипичный концерт Генрика Венявского, в этом можно было убедиться.

Первой симфонии зал аплодировал стоя, на подъеме прозвучал и "Тангейзер", тогда как баланс в Концерте Венявского между солистом и оркестром оказался слишком расшатанным по вине последнего. По словам замечательного скрипача Олеся Семчука, гораздо легче исполнить все концерты Паганини, чем Первый Венявского. Но все же сделал он это блестяще, пошутив напоследок, что как до него этот концерт в Киеве не играли лет пятьдесят, так и после него вряд ли кто-то сделает это ближайшие полвека. Получается, что у польских классиков довольно много общего с украинскими.

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ Украина" №181 от 04.11.2011, стр. 4

Наглядно

обсуждение