Rambler's Top100 Service
Текущий выпуск

КОММЕРСАНТЪ. ИЗДАТЕЛЬСКИЙ ДОМ

1$  65.081 р. (+0.343)
1€  72.7996 р. (-0.2896)
1£  85.204 р. (-0.3991)
«В Кремль должен ходить руководитель каждой большой корпорации»
ТОЛЬКО НА САЙТЕ
"В Кремль не вызывают. В Кремль, я думаю, руководитель каждой большой компании должен ходить сам, для того, чтобы знать ситуацию в высших эшелонах власти и быть рядом с этими важными источниками информации"
Три года назад, как только Владимир Кулистиков вступил в должность гендиректора НТВ, он дал свое первое интервью Ъ. Тогда доля НТВ на рынке составляла 11%, сейчас в среднем около -- 15%. В 2004 году одной из главных своих задач господин Кулистиков декларировал вывод НТВ на новый уровень развития. Как изменили за это время одну из крупнейших российских телекомпаний криминальные телепроекты, трэш и Кремль, Владимир Кулистиков рассказал в интервью обозревателю Ъ Арине Бородиной.

В сокращенном виде интервью с господином Кулистиковым опубликовано в газете "Коммерсантъ" от 4 июня 2007 года. На сайте мы имеем возможность разместить это интервью без сокращений.



-- Каким сейчас вы видите для себя лицо НТВ?

-- Лицо нынешнего НТВ сейчас сильно изменилось. Его определяют программы, которые сделаны в достаточно жесткой манере, те, которые, на мой взгляд, находят своего современного и продвинутого зрителя. Прежде всего, это "Программа Максимум", "Главный герой", "Русские сенсации", "Профессия-репортер", "Чистосердечное признание". Это лидеры нашего проката и по популярности они значительно превышают все, что было до сих пор на НТВ. Долей аудитории в 30% могут похвастаться далеко не многие проекты, и не только на прежнем НТВ, но и "Первом", и на "России".

-- И вы этим обстоятельством очень гордитесь?

-- НТВ -- это коммерческая компания, очень жестко нацеленная на производство рейтингов, которые дают возможность получать компании прибыль. И поэтому для нас рыночный критерий -- основной в нашей деятельности. Каких-либо других задач мы перед собой не ставим.

-- Рейтинг можно заработать на разных форматах. Но вы считаете, что когда НТВ в течение трех телесезонов в прайм-тайм показывает людоедов, изувеченных людей, трупы, проституток, педофилов и прочих аномальных элементов, это оправдывает федеральный коммерческий канал, увеличивая его долю аудитории?

-- Я не думаю, что целью является показ того или иного объекта, целью является производство рейтинга. Если картина Боттичелли будет вызывать массовый интерес и приносить высокий рейтинг, мы будем показывать Боттичелли. Но мы следуем за вектором пристрастий нашей целевой аудитории.

-- А кого вы считаете своей целевой аудиторией?

-- В основном мужчины в возрасте от 25 до 54 лет, с высшим и с незаконченным высшим образованием и с высоким уровнем дохода. Также НТВ имеет лучшие показатели по попаданию в так называемую труднодостижимую аудиторию -- руководителей высшего и среднего звена. Индекс нашего проникновения в эту закрытую среду -- 129,4%. Для сравнения у "Первого канала" -- 92,2%, у "Россия" -- 91,6%, СТС -- 89,2%. То есть НТВ имеет премиальную элитарную аудиторию, к которой мы всегда стремились. Впрочем, сегодня наша аудитория несколько изменилась, стала стабильной и массовой. Эта аудитория НТВ совсем не та, которую мы имели в 90-е годы. Тогда телеизмерения проводились только в 12 городах России, сейчас охват телеизмерений гораздо выше, и что интересно, российские показатели рейтингов и доли зачастую сейчас превышают московские показатели. НТВ сейчас в полном смысле стал федеральным каналом, каналом для всех россиян, всей России.

-- Можно сказать, "отечество в опасности"! Получается, что у подавляющего количества россиян, и, исходя из вашей статистики, еще и во главе с руководящим составом крупных компаний страны, какие-то серьезные патологические наклонности, если все они в таком объеме постоянно потребляют в телеэфире НТВ бесконечный криминал, трэш и скандалы.

-- Телевидение -- средство расширения личного опыта. Тот опыт, который человек не может получить личным путем -- и порой слава богу, что не может, -- но у него тем не менее есть эмоциональная потребность в этом. Например, для того, чтобы соприкоснуться с закрытыми для него сторонами жизни, у людей и существует потребность вот в таких программах. "Показать все, что скрыто!"

-- Это слоган "Программы Максимум", а когда-то слоганом НТВ было "Новости -- наша профессия"…

-- Новости, безусловно, остаются нашей профессией, но вектор зрительского интереса за это время серьезно сдвинулся.

- Вы перечислили программы-флагманы НТВ, а ваша новая программа "Сука-любовь" с ведущим-трансвеститом является лицом канала НТВ? Вы считаете, что в Кремле к такому формату общефедерального канала отнесутся с пониманием, особенно в силу недавних заявлений президента о формировании вкусов у молодежи?

-- Вы знаете, я не думаю, что нуждаюсь в оценках Кремля в своей творческой работе. И почему вы решили, что ведущий -- трансвестит? Я никогда не интересовался ни национальностью, ни сексуальной ориентацией работников. Это просто необычный актер, а "Сука-любовь" -- просто одна из необычных программ НТВ. А лицом НТВ можно считать все программы, которые выходят на канале. И "Школа злословия", и "Женский взгляд" Оксаны Пушкиной, и "Сука-любовь"... Эта программа – наш эксперимент. Спросите, для чего он сделан?! Позабавить зрителей и позлить телекритиков, особенно тех, которые за объективность свою берут уже не щенками, а целыми щенячьими передачами.

-- Оказывается, вы с большим пиететом относитесь к телекритике, если ради нее создаете форматы с ведущими-трансвеститами. Насчет взяток – это вы кого конкретно имеете в виду?

-- Я кандидат юридических наук.

-- По степени аномалии «Сука-любовь» все-таки превзошла даже прежние аналогичные форматы НТВ. К примеру, здесь в позднем прайме в одном из сюжетов показывают, как женщина-инвалид, без рук и ног, меняет себе памперс, как ее моет любовник и прочие интимные подробности... И это далеко не единственный пример из содержания программы.

-- Это опять-таки показ разных граней жизни. В этих программах создается некий сплав художественного и реального. Это новый квазикинематограф, если хотите, это жизнь, из которой вырезано все скучное и повседневное. Я выдаю в эфир то, что я считаю талантливым, в данном случае ведущий «Суки» - талант. Хотя программа конечна: в ней определенное количество выпусков.

-- Жизнь без патологии, маньяков и трансвеститов вы считаете скучной?

-- Она, по крайней мере, не зрелищна, а телевидение – это зрелище.

-- А как акционер НТВ -- "Газпром" оценил премьеру программы "Сука-любовь" с талантливым ведущим-трансвеститом?

-- "Газпром" в творчество НТВ не вмешивается.

-- Однажды у вас был очень красноречивый пример вмешательства в творчество «сверху». В прошлом году в прайм-тайме НТВ шел сериал "Зона" о самых низких нравах тюремного заключения. Как мне рассказали, очень высокопоставленный чиновник, увидев содержание "Зоны", которая уже и так вызывала большой негативный резонанс в обществе и прессе, попросил вас убрать сериал из прайм-тайма. И, несмотря на очень высокие рейтинги сериала, вы его убрали, поставили за полночь, прислушавшись к вышестоящему мнению. Почему же не может повториться ситуация и сейчас? К примеру, посмотрит "Суку-любовь" в том же Кремле, не дай бог, увидит сам Владимир Путин и скажет: "Вы там до чего на НТВ докатились?"

-- Если какая-то из программ будет наносить ущерб корпорации, то любую программу тут же уберу из сетки! Если откуда-то сверху услышу о недовольстве нашими проектами, то должен буду учитывать эти обстоятельства и откорректировать эфир.

-- Но имиджевый ролик "Газпрома" -- «Газпром – национальное достояние», который активно промотирует НТВ в рекламных блоках программы «Сука-любовь», несмотря на ее заметный рейтинг, вы все-таки ставить не рискнули?

-- Этот ролик и так крутится не во всех программах. Право каждого рекламодателя, а "Газпром" в данном случае выступает как обычный рекламодатель, выбирать, где рекламировать себя, а где нет.

-- Значит, акционеры НТВ понимают, что быть рядом с расчлененными трупами и ведущим-трансвеститом не комильфо для компании, добывающей национальное достояние?

-- Каждый выбирает ту среду, где чувствует себя комфортно… Ну что мы говорим только про эту 26-минутную программу?! Ведь кроме, как вы выражаетесь, патологии, у нас много чего еще есть. Хорошее кино, качественные расследования, касающиеся серьезного финансового характера. Есть программа "Главный герой", которая вообще рассказывает о другом. Есть благотворительные проекты: мы помогаем детям, страдающим лейкемией…. И потом, поймите, наша корпорация должна развиваться прежде всего как хозяйственный организм. И у нас в этом направлении очень большие планы. Ведь мой предшественник -- доктор Сенкевич (Николай Сенкевич – бывший гендиректор НТВ, в настоящее время возглавляет холдинг «Газпром-Медиа», в который входит и НТВ. – Ъ), излечил НТВ от врожденной болезни.

-- Господи, не пугайте, неужели от той самой, от которой лечат в позе орла?

-- (Смеется) Да-да. Эта врожденная болезнь НТВ состояла в том, чтобы жить не по средствам, и своей финансовой несостоятельностью шантажировать "Газпром" и Кремль.

-- А вы, конечно, не шантажируете?

-- Мы никого не шантажируем, мы, следуя курсом доктора Сенкевича, живем по средствам, постоянно увеличиваем наши доходы и более того, сокращаем долг...

-- ... И, наверно, совсем не просите денег у акционера на развитие НТВ?

-- А чего нам просить?! Выручка наша с почти $ 251 млн, которая была в 2004 году, выросла в 2006-м до $402 с половиной млн. А прогноз на этот год -- более $466 млн. То есть за два года рост выручки был на 30%, а в этом году по сравнению с прошлым годом мы увеличили выручку почти на 16%. Если сказать о чистой прибыли до выплаты дивидендов акционерам, то в 2004 году -- это был более $44 млн, в 2006 году -- $91 млн, а в 2007 у нас ожидается более $115 млн. Безусловно, мы смогли создать стабильную ситуацию благодаря тем стволовым программам и сериалам, вне зависимости хорошие они или плохие, удались или нет. Кроме того, мы выплачиваем долги, которые скопились у НТВ за прошлые годы. Чистый долг к выручке в 2004 году сократился от 0,3 (а это очень опасная черта) до 0,1. У нас фактически «чистая» компания. И такое положение дел позволяет нам заниматься очень серьезными проектами: например, мы будем строить самый большой телецентр в Европе.

-- Во сколько же вам это обойдется?

-- Ну не меньше чем полмиллиарда долларов. Мы планируем строительство на Новомосковской улице, рядом с "Останкино". Это очень оригинальный проект, который спроектирован немецкими архитекторами. Характерно, что ночью здание будет светиться, как алмаз, потому что оно покрыто такой тонкой светодиодной паутиной. Сейчас проект проходит согласование. И в скором будущем это будет один из самых больших и самых современных телекомплексов в Европе. Вот что дает нам стабильное и разумное хозяйствование, основы которого были заложены моим предшественником, доктором Сенкевичем, который вылечил НТВ.

-- А деньги на столь масштабное строительство вы у "Газпрома" тоже брать не будете, или доктор Сенкевич научил вас и тому, как на это можно сэкономить?

-- Под это строительство мы будем привлекать средства, но не от акционеров, а банковские кредиты. Хотя, наверное, какая-то часть в этих планах будет и от продаж нашей рекламы.

-- Объем продаж рекламы на "Первом канале" и "России" -- двух ваших главных конкурентах -- постепенно приближается к $1 млрд, в среднем составляя $600, а то и $700 млн в год. Вы намного от них отстали?

-- Ну пока, мы, конечно, отстаем, но темпы наши растут. В 2004 году объем продаж рекламы на НТВ составил $244 млн, в 2006 году -- почти $400 млн, а в 2007 году планируем собрать $457 млн. За последние три года НТВ сделал серьезный рывок по охвату аудитории. Сегодня наша доля -- 15%, и пока нам этого достаточно, потому что дальнейшее увеличение может происходить только за счет ухудшения качества аудитории.

-- Программная политика, выбранная НТВ при вашем руководстве, основанная на криминале, трэше и скандалах, выводит компанию на высокие экономические показатели. Ну а сами-то вы хотели бы смотреть такое телевидение, как НТВ?

-- Я не только его смотрю, но я его некоторым образом еще и делаю. И я бы никогда не делал то, что по каким-то критериям считал для себя неприемлемым. А вы слишком серьезно относитесь к нашей работе! Я не считаю, что телевидение сейчас является главным источником информации. Это всего лишь средство особо поданной информации, в удобной, приятной и интересно-занимательной для зрителя манере. Телевидение делает шоу, если не считать специализированный информационный канал, такой как "Вести -- 24". Хотя новости -- это тоже шоу. А телевизор -- обычный домашний бытовой прибор.

-- Это один из ваших известных тезисов про то, что холодильник или стиральная машина, пожалуй, даже важнее, чем телевизор. И как вы говорили, если бы государство усилило контроль над холодильниками, то смогло бы лучше контролировать общество, чем посредством телевизора.

-- Все так.

-- Но почему-то каждую пятницу, а иногда и чаще, в Кремль вызывают вас -- руководителей федеральных телеканалов, -- а не установщиков холодильных установок.

-- В Кремль не вызывают. В Кремль, я думаю, руководитель каждой большой компании должен ходить сам, для того чтобы знать ситуацию в высших эшелонах власти и быть рядом с этими важными источниками информации. Это нужно для многих вещей: для обеспечения благоприятной внешней среды, для развития собственной корпорации, для информационной работы. Потому что можно ли себе сегодня представить более важного ньюсмейкера, чем президент Путин?! Для того, чтобы знать, что он собирается делать, чего он там думает по поводу тех или иных событий, нужно, по крайней мере, встречаться с его сотрудниками, а уж если доведется встретиться с ним самим, так это и вовсе большая радость для тех, кто занимается информационной работой!

-- Чего же Кремль так жестко контролирует телевизор, если руководитель одного из федеральных каналов в стране считает телевизор ни чем иным, как обычным бытовым прибором?

-- Каждый крупный бизнес обязательно является объектом политического контроля. Никакой крупный бизнес, ни в одной стране мира -- а телевидение - это очень крупный бизнес,-- не может уйти из сферы государственного внимания.

-- И какую же информацию для "обеспечения благоприятной внешней среды" НТВ вы выносите из Кремля?

-- Каждый раз информация разная, но она помогает мне ориентироваться, чем живут высшие эшелоны власти.

-- Ориентируетесь?

-- Я думаю, что да.

-- А откровенно пропагандистские и, как правило, анонимные фильмы, которые за три года появлялись чаще всего именно на НТВ, а даже не на государственных каналах, о событиях и людях из "черного списка" российской власти: дело "ЮКОСа" и Михаила Ходорковского ("Банды из 'ЮКОСа'", "Теракт с предоплатой", "Человек с метлой"), фильмы о Михаиле Саакашвили ("Миша"), Борисе Березовском и Викторе Ющенко, оппозиции во главе с Гарри Каспаровым ("Кто заказывает хаос?") -- не являются следствием ваших кремлевских совещаний?

-- О чем вы мне говорите?! Вы говорите, почему НТВ не занимается, к примеру, рекламой оппозиции?! А что такого сделали упомянутые вами люди важного и интересного, чтобы их показ не попадал под понятие политической рекламы?!

-- Я спросила вас, не является ли показ фильмов, направленных и на негативный показ оппозиции и на тех, кто не угоден сегодня власти, тем импульсом, который вы получаете после совещаний в Кремле, и находящий потом отражение в вашей редакционной политике?

-- Меня Кремль ничего не заставляет делать, он меня только сдерживает.

-- Сдерживает от чего?

-- Меня сдерживают от того, чтобы моя личная позиция не влияла на редакционную политику НТВ.

-- То есть если бы не Кремль, то фильмов про неугодных для власти личностей было бы еще больше?

-- Исходя из моей личной позиции -- они бы были еще жестче.

-- Так в вашем понимании Кремль -- оплот свободы слова?

-- Да Кремль -- это либеральнейшая и самая европейская институция в нашей стране! И я вам скажу, что, может быть, упомянутые вами люди будут когда-нибудь с тоской вспоминать о временах либерала и европейца Путина. Вы знаете, какова роль Кремля и какова роль президента Путина?! Он охраняет вот это антисистемное меньшинство от гнева большинства.

-- Но если у нас такая либеральная власть во главе с главным либералом-президентом, то чего же они так боятся, как называет их Владимир Путин, "кучки маргиналов" из пары тысяч человек, которые выходят на абсолютно мирные акции -- "Марши несогласных" в разных городах страны, а их методично под разными мыслимыми и немыслимыми предлогами запрещают или того хлеще -- разгоняют милицейскими дубинками, а федеральные телеканалы эти акции либо вовсе не показывают, либо кардинально искажают?

-- Мы показываем это в эфире как элементарное нарушение правопорядка. А чего боится власть?! Она ничего не боится! Просто такие вот противозаконные выступления и мероприятия мешает другим людям нормально существовать рядом.

-- Ну а как быть с событиями 14 апреля в Москве? В центре столицы с утра согнали ОМОН со всей страны, он по численности превышал собравшихся на "Марш несогасных", а в эфире новостей НТВ, как и на "Первом канале" и на канале "Россия", до самого вечера молчали, тогда как людей, причем зачастую просто случайных прохожих, милиция избивала до крови дубинками, заталкивала в автозаки.

-- Я о таких фактах избиения ничего не знаю.

-- Зато, судя по сюжету в вечернем выпуске новостей НТВ в этот день, вы знаете про то, что якобы за $100 на этом «Марше несогласных» люди обливают себя кетчупом, чтобы продемонстрировать кровь. До такой инсценировки в этот раз додумались только на НТВ.

-- Я не согласен с тем, что это инсценировка! Я знаю о таких фактах, и даже гораздо больше, чем мы показали.

-- Но зачем же людям платить $100 долларов за обливание кетчупом, когда в центре Москвы свою порцию разбитой в кровь головы можно было получить от ОМОНа совершенно бесплатно?.

-- Кому-то достаточно заплатить деньги, чтобы устроить провокации. А многие идут туда сознательно, провоцируя ОМОН, чтобы их били. Ведь они проводят манифестации без получения соответствующих разрешений, и значит, эти люди хотят эксцессов.

-- А японский журналист, которому ОМОН пробил голову, и десятки других избитых журналистов тоже специально на это провоцировали ОМОН?

-- К сожалению, бывают прискорбные вещи во время уличных беспорядков, инициаторами которых власть не является.

-- Вы три года назад заявляли Ъ о том, что хотите вернуть новостям "ореол объективности и беспристрастности". Считаете, что вам это удалось?

-- Новости НТВ, как и любая программа канала проникнуты страстью. Новости -- это страсть!

-- Страсть -- это активный показ в новостях НТВ Владимира Путина, Дмитрия Медведева и Сергея Иванова?

-- Президент Путин -- самый популярный человек в стране. Это не он нас, а мы его эксплуатируем, потому что все, что он делает, это всегда интересно людям! А страсть -- это стиль новостей НТВ, они сейчас сильно меняются. У нас идет постоянный поиск формы новостей, оживление подачи. Люди проникаются событиями, говорят страстно, в темпе, загружают зрителя своей энергетикой. НТВ -- канал страсти.

-- Так, а как с объективностью и беспристрастностью?

-- Судить не мне, но думаю, что есть разные мнения на этот счет. Я со своей стороны стараюсь делать все, чтобы наши новости таковыми были.

-- Но вы не станете отрицать, что о многом в новостях НТВ перестали говорить? 4 ноября 2005 года вместе с госканалами НТВ не стал показывать националистический марш в центре Москвы, летом прошлого года вы совсем не стали говорить о форуме «Другая Россия», который проводила оппозиция, избирательно сообщаете о «Маршах несогласных». А корреспонденты НТВ в неофициальных разговорах часто говорят о том, что по личному распоряжению гендиректора НТВ есть запрет на показ отдельных тем и персонажей.

-- Еще раз скажу, что для того, чтобы делать рекламу внесистемной оппозиции, для этого у такой крупной компании, как НТВ, должны быть очень серьезные основания.

-- А что, есть системная оппозиция?

-- Конечно, например, КПРФ. А внесистемная оппозиция, которая подвергает сомнению все существующие институты российской власти, ставит своей целью нарушение правопорядка на улицах и хочет придти к власти помимо выборов, с чьей-то посторонней помощью.

-- Ну а вы со своей стороны решили их вовсе не показывать?

-- Я уже сказал, что делать им политическую рекламу такой серьезной корпорации, как НТВ, я не вижу никакого смысла. Что касается акций, нарушающих общественный порядок, они находят отражение в наших криминальных выпусках.

-- В которых нашлось место и для упоминания новости о смерти Бориса Николаевича Ельцина. На НТВ в первый раз об этой трагической новости сообщили именно в выпуске «Чрезвычайного происшествия», а не, к примеру, в специальном выпуске новостей. Среди прочих криминальных новостей ведущий сообщил и о смерти первого президента России.

-- Ну что тут сделать?! Как надо было поступить?! Может быть, это было наше упущение, все невозможно порой отследить. Но в тот день в 19.00 наш выпуск новостей вышел с этой трагической новостью.

-- Когда три года назад вы пришли на НТВ, вы первым делом закрыли ток-шоу «Свобода слова», потому что в ней, по вашим словам, участвовали в основном одни «маргиналы, неудачники в политике и бизнесе». По сути, в программе Владимира Соловьева «К барьеру!», на которого вы тогда сделали ставку вместо Савика Шустера, тех самых «неудачников в политике и в бизнесе» и сейчас хоть отбавляй, и из программы в программу появляются одни и те же участники. В том числе и те, кого вы записали в маргиналы. И рейтинги «К барьеру!» почти в два раза ниже, чем у «Свободы слова». Получается, не оправдал себя формат «К барьеру!»?

-- Слушайте, да что такое рейтинг «Свободы слова» по сравнению с той же «Программой Максимум»?! Рейтинги многих нынешних программ НТВ гораздо выше, чем у «Свободы слова». И дело здесь совсем не в Соловьеве. Хотя, вы правы, проблема есть – мода на политическую риторику, так же, как и мода на ток-шоу и подобные форматы уходит в прошлое.

-- То есть вы считаете, что «К барьеру!» неудачна и себя изжила?

-- Проект вполне удачный, но сегодня он переживает не лучшие времена -- очень трудно найти желающих, которые бы в открытой дискуссии хотели победить своего соперника. Очень трудно найти желающих!

-- Не означает ли, что Владимир Соловьев прекратит свою работу в этом формате в следующем телесезоне, тем более что с переходом на новую сетку и появлению на его месте программы «Сука-любовь» вы и так сократили «К барьеру!» на 20 минут?

-- Нет, не означает. Программа Соловьева себя не изжила. Просто он действительно сталкивается сейчас с огромными трудностями: люди готовы давать интервью, но не полемизировать. Такая закалка осталась лишь у ветеранов политического фронта прошлых десятилетий. Сейчас приходят люди более склонные к монологам. А что касается нового времени, то программа просто стала более емкой, энергичной и динамичной, а перенос ее на более раннее время – 21.45, думаю, как раз пойдет ей на пользу.

-- А в новом телесезоне ставка будет сделана на информационный продукт, сериальный или криминал?

-- Мы ни одной программы не закрываем, делаем ставку на все форматы.

-- Значит, нишу криминала и трэша в эфире НТВ будете по-прежнему развивать и укреплять?

-- Специально такого плана у нас нет. Но вот Николай Картозия (руководитель дирекции праймового вещания на НТВ, в рамках которой выходят «Программа Максимум», «Русские сенсации», «Профессия-репортер», «Главный герой». -- Ъ) предлагает в новом телесезоне два поразительных проекта, которые вас потрясут.

-- Но в течение двух последних телесезонов Николай Картозия с идеями проектов ходит по кругу, предлагая в эфире по сути программы-клоны. И даже телевизионщики порой не видят разницы между тем же «Чистосердечным признанием» и телепродуктом его производства.

-- Закон сериализации – один из важнейших законов на телевидении. Найденная один раз удача мультиплицируется множество раз. Не могу раскрыть новых подробностей, но, поверьте, это будут новые и неожиданные для НТВ проекты. И вы будете приятно удивлены. Хотелось бы придумать и в сериальном жанре что-то новое, не только детективы, но нет пока никаких интересных предложений. Сейчас же наша аудитория смотрит все жанры, кроме скучного.

-- С чем все-таки связан ваш конфликт с телевизионной академией, почему вы лично и НТВ вышли из ее состава?

-- Любое членство в какой-то организации - а телекомпании оно, между прочим, обходилось в достаточно круглую сумму - неизбежно должно ставить вопрос: а что это нам дает?! Комфортно ли чувствует себя телекомпания и люди, которые там работают, состоя в той или иной организации?! Я считаю, что телеакадемия в своем большинстве мне как руководителю канала приносила одну и ту же проблему: прибегание сотрудников, которые без конца говорили, что нам на ТЭФИ опять ничего не дали.

-- А не стало ли это просто следствием той программной политики, что НТВ и ТЭФИ-то вручать не за что. Ну не за «Программу Максимум» же премию давать?!

-- Тем более, значит, в телеакадемии сидят либо ангажированные люди, либо ничего в телевидении не понимающие, и у нас с ними не может быть ничего общего. Мы делаем современное, модное, агрессивное телевидение, а они не способны его оценить.

-- То есть люди, которые не способны оценить «Программу Максимум», по-вашему, уже не могут являться телевизионными профессионалами?

-- Значит, они ничего не понимают в телевидении. Я общаюсь с зарубежными коллегами-телевизионщиками, и поверьте, они отмечают многие выпуски этого формата и не оставляют его незамеченным.

-- А с Олегом Добродеевым, и Константином Эрнстом – руководителями главных российских каналов, вы эту программу НТВ не обсуждаете?

-- Ну, во-первых, мы друзья. А потом, в нашем кругу не принято обсуждать программную политику наших каналов. Каждый выбирает для себя то, что считает нужным.

-- Президент телеакадемии Владимир Познер на недавней пресс-конференции заявил, что вы запретили своим подчиненным, известным журналистам, выставлять свои работы на ТЭФИ и вступать в телеакадемию. В частности, он называл Вадима Такменева. Хотя я знаю, что лично с господином Познером журналист не общался.

-- Как у НТВ была врожденная болезнь жить не по средствам, так и у некоторых людей есть врожденная привычка лгать. Некоторые люди очень драматизируют то, чем они занимаются, и они не могут посмотреть на себя со стороны. У нас такого вообще не принято и не может быть: сотрудники НТВ сами принимают решения, почему они хотят или не хотят вступать в академию, что, кстати, и сделал Вадим Такменев. НТВ не выставляется на ТЭФИ, но какие-то отдельные программы там будут, они могут выставляться производителями.

-- Премия НТВ «Профессия-репортер» как-то двигается?

-- Уже прислано 628 работ. Это очень много. Товарищи смотрели, сказали, что работы интересные.

-- А говорят, что чуть ли не по сусекам собирали, просите коллег с других телеканалов присылать работы на конкурс?

-- Ну, это совсем не так. Работ много, особенно из регионов.

-- Информационная политика на НТВ остается в том же объеме? Не изменится ли судьба ваших вечерних новостей, которые вы неожиданно после стольких лет существования в 22.00 перенесли на 22.45?

-- Я хочу пояснить, в чем тут дело. Изменения в законе о рекламе, сокращения ее объемов серьезно сказались на нашей программной политике, и прежде всего на новостях в 22.00. Дело даже не в их рейтингах, о которых вы писали, что они заметно просаживали сетку канала. Это так, но низкие рейтинги я бы стерпел. Но когда на час сокращается объем рекламного времени, рекламное пространство между последним сериалом и новостями увеличивалось. И куда надо было двигать новости? Ближе к программе «Время» -- неразумно. Большая часть аудитории, которая смотрит новости в 22.00 и программу «Время», пересекается. Поэтому мы в экспериментальном порядке пока передвинули их на 22.45.

-- То есть первична все-таки была забота о сериалах и рекламе, а не о новостях, которые всегда составляли костяк сетки НТВ.

-- Проблема была в той эфирной дырке, которую уже невозможно было заполнить рекламой. Ну не самому же мне туда ложиться?!

-- Но 22.45 – это очень непривычное для зрителей время, которые годами включали их в круглые часы, в том числе и в 22.00.

-- Пока новое время выхода поздних вечерних новостей на показателях телесмотрения никак не сказалось. Чуть-чуть увеличилась доля, что уже неплохо. Что касается некруглого времени, то извините меня, но так же работают и «Первый канал», и «Россия». Их ночные выпуски тоже выходят не в круглые часы. Так что, как говорил Ньютон, мы стояли на плечах гигантов.

-- Вы несколько раз повторяли одну вещь: НТВ раньше жило не по средствам. Но вы же сами работали на НТВ, и когда оно принадлежало Владимиру Гусинскому, и когда его возглавлял Борис Йордан. И вас ничего не смущало, вы же не уходили тогда?

-- Да, я работал тогда, но и уходил тоже.

-- Но только не говорите, что ваши уходы были в знак протеста против непомерных расходов НТВ.

-- Просто я чувствовал, что создается опасная кризисная ситуация, и зачем мне в ней было участвовать?!

-- По стечению обстоятельств эти ситуации совпадали с серьезными политическими вехами…

-- Кстати, важно сказать еще и то, что при сохранении численности людей на НТВ затраты на персонал выросли по сравнению с 2004-м годом на 59%, то есть у нас экономические успехи оборачиваются еще и ростом реальных доходов наших работников. При этом вознаграждение высшего руководящего состава осталось неизменным.

-- О высоких зарплатах на НТВ, кстати, очень активно говорят ваши коллеги с других каналов. Утверждают, что вы активно скупаете сотрудников с разных каналов, с «России», с РЕН-ТВ и даже с «Первого», с ходу предлагая корреспондентам от $ 3 до 5 тысяч в месяц.

-- Как массовое явление это отсутствует. Но, наверное, отдельные случаи, когда хорошие корреспонденты нужны, это бывает.

-- К тому же приходится платить и разным персонажам, которые появляются в ваших криминальных страшилках, тем же несчастным инвалидам, которых вы в телеэфире так нещадно эксплуатируете.

-- А как же, бывает и такое -- платим. Мы очень серьезно помогаем нашим героям. Про акцию Чулпан Хаматовой я уже говорил. Кстати, как-то был у нас сюжет про гематологию, о том, что не хватает казенных денег для детей, страдающих лейкозом. И помощь нам оказал один очень почтенный джентльмен.

-- Либерал?

-- Похоже, не либерал, потому что он не хотел показываться по телевизору. А ведь признак либерала – это желание быть показанным по телевизору.

-- Значит, Владимир Путин в этом смысле -- настоящий либерал?

-- Конечно, я уже вам сказал, что Путин -- настоящий либерал… А тот джентльмен оплатил сразу десять операций для детей. А если сравнивать прошлое и нынешнее время, то скажу просто, что я -- профессиональный человек, и политика меня сегодня интересует гораздо меньше, чем раньше.

-- Опять скажете, что главное -- это «Сука-любовь»?

-- Просто любовь.

 
 



>>
Rambler TopList
© 1991-2016 ЗАО "Коммерсантъ. "Издательский Дом"" , all rights reserved.