Коротко


Подробно

Вы на "Жигулях" давно ездили?

Защита отечественного автопроизводителя путем увеличения пошлин на ввоз подержанных иномарок вызвала неоднозначную реакцию. В одних городах прошли акции протеста, в других — акции в поддержку (подробнее). "Власть" решила узнать мнение читателей.


Владимир Федоров, член Совета федерации, бывший начальник Главного управления ГИБДД МВД России. Не так давно. Я, только став сенатором, стал ездить на Mercedes, а до этого у меня были "Москвич", "семерка" и "Нива". Сейчас я на охоту не езжу, и "Нива" мне не нужна. Но если прикажут, то и после Mercedes спокойно пересяду на российскую машину. Во всем мире чиновнику неприлично ездить на служебной машине иностранного производства. А сейчас в России производят замечательные автомобили — Ford, Toyota.

Дмитрий Волков, десятикратный рекордсмен мира по плаванию. Десять лет назад. "Жигули" — великолепный тренажер для обучения вождению, после них можно садиться хоть за баранку космического корабля. В 1989 году я впервые приобрел "девятку" по открытке за выдающиеся заслуги перед государством. Я оформил ее, но по пути домой отвалились левая и правая полуоси.

Владимир Кашин, депутат Госдумы, зампред президиума ЦК КПРФ. У меня и сейчас есть "Нива". Я с 23 лет езжу только на отечественных автомобилях, и мне в них все нравится. Сначала у меня был мотоцикл "Днепр", потом "УАЗы", в 90-х появилась первая "Волга". Потом купил себе "Ниву", которой очень доволен, у нее отличная проходимость.

Владимир Каданников, в 1988-1996 годах гендиректор АвтоВАЗа, в 1996-2005 годах председатель совета директоров ОАО АвтоВАЗ. У меня первая машина была 11-я модель "Жигулей". Призывы пересесть на "ВАЗ" или "ГАЗ" и пить только "Очаковский" квас ни к чему хорошему не приведут. Потребителям надо дать возможность покупать то, что нравится.

Шамиль Тарпищев, президент Федерации тенниса России. Когда-то ездил. Но пока в России морозы доходят до минус 30 градусов, о каких "Жигулях" можно говорить? Разве что в шутку.

Альфред Кох, предприниматель, в 1997 году вице-премьер. Неделю назад племянник подбросил меня на "Жигулях". У него еще недавно был Mercedes, но после очередного ТО он его продал и опять купил "жигуленок". Правда, теперь лежит под ним по выходным, но все делает сам. Вообще я родом из Тольятти и, может, поэтому считаю, что заградительные меры правительства правильны. Нельзя же из-за секонд-хенда лишать рабочих мест миллионы наших рабочих.

Владимир Рыжков, политик. Такая машина мне не нужна. Полтора месяца назад поймал бомбилу на "шестерке", еле влез при своем росте метр девяносто. Последние 20 лет мы постоянно дотируем убыточную по сути отрасль, которая никак не оправдывает помощь. А иногда ведет себя и просто по-хамски. Например, ВАЗ поднял цены сразу же после того, как выросли цены на иномарки. К слову, Россия была единственной страной, которая пошла на защитные меры в отношении своих предприятий сразу после решения G20 о запрете протекционизма.

Алимжан Тохтахунов, президент Отечественного футбольного фонда. До 1988 года я только на "Жигулях" и ездил — других машин не было. После Mercedes пересесть в "жигуленок" будет очень тяжело. Хотя если родина прикажет, то будем исполнять. Но сам первым на такой шаг не пойду: подожду, когда чиновники покажут пример.

Евгений Велихов, президент российского научного центра "Курчатовский институт", секретарь Общественной палаты России. А я до сих пор на "Жигулях" езжу. В моем личном автопарке "Жигули", "УАЗ" и две старые иномарки, одна из которых военный Hummer. Я живу в лесу, практически на болоте, и мне просто необходимы такие машины. Я не сторонник заградительных мер. Я за поддержку российского автопрома, но без конкуренции не может быть элементарного развития.

Валентина Петренко, председатель комитета Совета федерации по социальной политике. Раньше ездила, но сейчас предпочитаю служебную BMW. Где сделана машина, мне не важно, главное — чтобы она была качественной и доступной. Пока российский автопром с этим не справляется. Однако покупать роскошный импортный автомобиль и трястись над ним я считаю глупостью, машина — прежде всего необходимость.

Виктор Сазонов, председатель Самарской губернской думы. Езжу практически каждый день. Ощущения хорошие, особенно от Lada Priora. Это машина будущего.

Олег Бетин, губернатор Тамбовской области. У меня были "Нива" и "Москвич", и особого восторга я не испытывал. Сейчас мне личная машина не нужна, езжу на служебной, конечно на иномарке. Отечественный автопром по техническому уровню отстал от западного на десятки лет. Ему надо помочь, но надо и спросить за эту помощь. Впрочем, сейчас вопрос даже не в качестве — надо просто обеспечить людей работой.

Борис Немцов, в 1997-1998 годах первый вице-премьер России. Недавно в небольшом провинциальном городке поймал такси — убитые "Жигули". Машина на ладан дышала, но проехал довольно нормально. Нынешняя поддержка автопрома свидетельствует о крайней некомпетенции и лицемерии властей. Они повысили пошлины на иномарки и удивляются: почему повысились цены АвтоВАЗа? Митингуя в Москве и призывая покупать российские машины, они ездят на Mercedes.

Андрей Даниленко, президент группы компаний "Русские фермы". В качестве водителя — лет пять-шесть назад, в качестве пассажира — несколько дней назад. У меня в хозяйстве достаточно много отечественных автомобилей. Говоря откровенно, ездить на "Жигулях" и "Нивах" мне некомфортно, но если мы не поддержим отечественный автопром, он просто погибнет.

Юрий Ким, владелец "Формулы-Русь". Лет десять-двенадцать назад у меня была "шестерка". Сейчас я даже не представляю, как смог бы управлять таким автомобилем. Повышение пошлин на иномарки точно не спасет отечественный автопром, только усугубит застой. А со вступлением России в ВТО российские производители и вовсе задохнутся, это вопрос двух-трех лет. Так что нужно реально модернизировать свой автопром, а не давить заграничный.

Яна Рудковская, продюсер. В детстве ездила, когда у папы были "Жигули". С тех пор отдаю предпочтение иномаркам, в основном немецким. Отечественный автопром я просто не воспринимаю. Это не машины, а драндулеты! Ездить на них не то что некомфортно, а невозможно. Я с трудом могу представить себе ситуацию, чтобы купила отечественный автомобиль, пусть даже новый и тюнингованный. Скорее уж пересяду на метро.

Владимир Рыбаков, гендиректор "ТТК--Дальний Восток" (Хабаровск). В 1988 году, когда сдавал на права в автошколе. Сейчас "Жигули" однозначно не куплю, лучше подержанную иномарку. По результатам crash-тестов наши машины чуть лучше китайских, а там водитель сразу погибает.

Борис Надеждин, член федерального политсовета партии "Правое дело". В 1987 году я купил "копейку". Когда стал побогаче, пересел на "семерку", а когда перестал помещаться в "Жигули", по совету Бориса Немцова купил "Волгу". Но при первой возможности пересел на иномарку. В нашей стране, конечно, от тюрьмы и "Жигулей" не зарекаются, но для меня пятилетний кореец гораздо лучше "жигуленка".

Илья Авербух, чемпион мира по фигурному катанию. Давно, мои первые машины были "Лады" — "восьмерка", "девятка", "десятка". "Восьмерка" для своего времени была вполне интересной машиной. "Десятка" — тоже приличный автомобиль. Но когда пересел на иномарку, понял, что к российским автомобилям уже никогда не вернусь. А властям, вместо того чтобы ограничивать ввоз иномарок, надо обеспечить ВАЗу грамотный менеджмент и реальное финансирование. И для начала самим пересесть на "Жигули" и "Волги".

Александр Григорьев, гендиректор ОСАО "Ингосстрах". Последний раз я садился за руль отечественного авто в 1987 году. Обратно не тянет. Сейчас это для меня неприемлемо. Нам не нужно изобретать велосипед, надо идти по пути японцев, которые уже в 1951 году стали брать патенты на производство иномарок.

Юрий Молчанов, вице-губернатор Санкт-Петербурга. В начале 80-х годов, когда у меня была "семерка". Сейчас служебный автомобиль у меня Audi A8, личный — Mercedes, у жены Toyota Prado, и на "Жигули" пересаживаться не хочу. Я не думаю, что если чиновники пересядут на "ВАЗы", от этого будет какая-то польза.

Александр Иншаков, председатель Ассоциации каскадеров России, актер. Это было давно, и даже не хочется вспоминать. Машина все время ломалась, часто не заводилась... Надо развивать промышленность, искать толковых специалистов, а не вздувать цены на иномарки.

ВОПРОС НЕДЕЛИ/ДЕСЯТЬ ЛЕТ НАЗАД*

В чем дело?


Ну и неделя! Генпрокурора — в отставку, бывшего министра юстиции — за решетку, милицейских начальников — на ковер, экстремистов — к ответу... Сразу видно, что органы правопорядка взялись за дело. Но непонятно, за какое.

Наиль Исмаилов, гендиректор холдинга "Связьинвест". Наверное, готовится новый выход президента. Силовые структуры снисходительно относились к коррупции в высших эшелонах, но шила в мешке не утаишь. В итоге — арест Ковалева, отставка Скуратова.

Александр Добровинский, адвокат. Надеюсь, это начало серьезной борьбы с коррупцией. Если рыба гниет с головы, то бессмысленно чистить ее с хвоста. И если это так, то Примаков отчаянный человек.

Виктор Анпилов, лидер движения "Трудовая Россия". Внимание народа хотят отвлечь от грядущей взрывоопасной ситуации. Для этого муссируется тема национальной розни, поднят шум по поводу выступления РНЕ. Перед отставкой Скуратова заставили вновь обратиться к делу Макашова, а Ковалев — очень выгодная фигура для того, чтобы показать, что власть работает.

Стас Намин, продюсер. Во главе правительства впервые стоит достойный человек. Примаков заговорил об амнистии не от слабости государства, а оттого, что в правительстве хотят восстановить баланс справедливости, чтобы в тюрьмах сидели действительно виновные.

Валерия Новодворская, лидер "Демсоюза". В стремлении президента хоть как-то обезопасить несчастную страну. Может, этому мешал Скуратов, он ведь работал на коммунистов. И возможно, скоро начнут гонять и коммунистов, и фашистов. А гонять их надо.

*Должности приведены на момент опроса.



  • Всего документов:
  • 1
  • 2

Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение